Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

We All Go Back To Where We Belong

В октябре "R.E.M." представили свой прощальный сингл. С Кирстен Данст (но без меланхолии). Вот такой:



i dreamed what what you were offering
imagine lying next to me
you should, and your reputation talks
i will write our story in my mind
write about our dreams and triumphs
this might be my "innocence lost"

i can taste the ocean on your skin
that is where it all began
i dreamed that we were elephants
out of sight, clouds of dust
and woke up thinking we were free


Никогда не принимал "R.E.M." целиком, но без "Losing My Religion" и "Everybody Hurts" мой мир был бы неполон. А еще я как-то раз случайно взял интервью у Майкла Стайпа. Почти ровно три года назад. И это было очень странно и удивительно, потому что Стайп-человек-на-том-конце-провода оказался мне куда ближе, чем Стайп-каким-я-его-слышал-в-песнях. А такое бывает редко, чесгря. И я ему с тех пор благодарен. И храню самые теплые, безусловно.

Интервью тогда было напечатано в родной газете и на портале, а вопросы и ответы без вводок-вставок и прочего - вот они:

– Предыдущий альбом «R.E.M.» приняли без особого энтузиазма. Гитарист группы Питер Бак сказал даже, что он «Around the Sun» почти ненавидит, а вы добавили, что группа не может позволить себе записать еще одну плохую пластинку...

– Для нас было очень полезно осознать, что, да, мы сочинили великолепные песни для альбома «Around the Sun», но так и не смогли записать их как следует. И Питер, и Майк, и наш продюсер Пэт Маккарти – мы все знали цену этим песням. Однако запись шла слишком долго, в итоге мы попросту выхолостили исходный материал. Очень печально наблюдать за тем, как альбом, который в принципе мог бы стать замечательным, проваливается. Поэтому, приступая к записи пластинки «Accelerate», мы изменили правила, которых придерживались раньше. Я думаю, мы добились успеха.

– Какие именно правила вы поменяли?

– Например, мы отступили от традиции не играть новые песни на концертах прежде, чем будут закончены их запись и сведение. Около года назад мы устроили концерт-репетицию, сыграв на публике еще не записанные композиции.

– Иначе говоря, вы теперь больше учитываете точку зрения поклонников.

– Скорее да, чем нет, но суть была не в этом. Нам важнее было не то, что ощущала публика, а то, что ощущали при исполнении новых песен мы сами.

– А если слушатели реагировали вяло, что вы делали?

– Ох... С одной стороны, мы вряд ли могли дождаться от них вялой реакции. С другой, эта реакция была не столь существенна. Мы не играли полноценный концерт, мы скорее репетировали – и следили за собственными ощущениями. Мы могли сыграть мимо нот и наделать кучу ошибок, но люди, которые нас слушали, радовались уже тому, что участвуют в процессе обкатки новых песен.

– Часто говорят, что сейчас музыка воспринимается уже не так серьезно, как прежде. Это действительно так?

– Я полагаю – и это далеко не только «R.E.M.» касается, – что в 2008 году музыка занимает в жизни человека совсем не то место, которое занимала, скажем, в 1994 году или в 1980-м. Или в 1975-м, когда я впервые увлекся музыкой. Когда я был подростком, мы покупали пластинки и слушали их по три раза, ничего больше не делая. Мы не висели при этом в Интернете, не смотрели электронную почту, не разбирали коллекцию DVD-дисков, не смотрели телевизор – ни-че-го. Только слушали пластинку. Сейчас проникнуть в музыку совсем не так просто, люди XXI века постоянно отвлекаются на что-то. Так что, да, роль музыки изменилась очень сильно.

– Изменился ли в результате ваш подход к сочинению песен?

– Да, конечно. Мы тем более стараемся сочинять музыку, которая цепляла бы слушателя с первых секунд – любой ценой.

– Означает ли это, что вы пишете теперь более простые песни?

– Нет.

– В прошлом году группа «Smashing Pumpkins» записала новый альбом «Zeitgeist», в этом году «Weezer» выпустили «The Red Album», а вы – «Accelerate». Некоторые критики усмотрели в этом возрождение альтернативного рока 1990-х. Они правы?

– На моей памяти вы первый журналист, который ставит «Smashing Pumpkins» и «Weezer» на одну доску с «R.E.M.»... (Смеется.) Я не слишком хорошо знаю эти группы – то есть, конечно, я знаком с Билли Корганом, и довольно давно, но в целом – нет, не думаю, что тут есть какая-то тенденция.

– Много лет назад Курт Кобейн сказал про «R.E.M.»: «Не знаю, как им удается делать то, что они делают... Бог мой, они круче всех!» Вы можете сейчас сказать то же самое о какой-нибудь группе, которая вам нравится?

– Э... Интересный вопрос. Очень хороший вопрос. Дайте-ка мне подумать... (Пауза.) Знаете, я бы сказал... Нет, повторить слова Курта я не смогу, потому что пишу музыку четверть века и хорошо представляю, как музыкантам удается делать то, что они делают. Но. Я бы сказал, что меня по-настоящему цепляют «Santagold», «The National» и «MGMT». «Santagold» для меня – это запись года.

– Какую музыку вы слушаете, какие книги читаете, когда вам грустно?

– Когда мне грустно, я стараюсь не слушать музыку вообще, потому что от нее становится только больнее. И я должен признаться, что вообще не читаю книг. Только журналы. Я нечасто смотрю телевизор, в основном провожу время за компьютером – узнаю новости из Интернета. Я не читаю беллетристику, романы и прочее, и никогда не читал. Я не хвастаюсь, мне не стыдно, просто – так уж я устроен. Для того чтобы читать книги, мне не хватает сосредоточенности.

– И все-таки о литературе: вы однажды опубликовали несколько стихотворений в сборнике современных хокку, среди них, например, такое:

Имбирь
водка лавандовый чай
Жизнь после них хороша


Что привлекает вас в японской поэзии?


– Честно говоря, ничего. Друзья предложили мне поучаствовать в этом проекте, и я согласился поддержать их и опубликовать свои хокку в сборнике. Написать хорошее хокку очень трудно. Я бы сказал, что это куда сложнее, чем написать хороший текст к песне. Когда друзья попросили меня сочинить несколько хокку, наша группа как раз была в турне, и для меня было непросто каждый день сосредотачиваться минуты на две, чтобы написать стихотворение.

– В Японии хокку обычно писали люди с буддистским мировоззрением - но вы не принадлежите ни к какой религиозной конфессии?

– Не принадлежу. Люди думают, что я буддист, потому что я брею голову и у меня добрые глаза. Но на деле я не буддист, нет.

– Ваша знаменитая песня «Losing My Religion» предполагает, что вы находитесь в постоянном поиске, то обретая веру, то отвергая ее, качаетесь подобно маятнику между религией и атеизмом...

– Нет, песня – для меня – не совсем об этом. Вы предложили замечательную интерпретацию. Я вообще думаю, что люди могут толковать музыку как угодно, и принимаю любое толкование. Но для меня фраза «losing my religion», «теряя свою религию», означает нечто большее. Представьте себе, что нечто заставляет вас поставить под сомнение вашу веру, фундамент всей вашей жизни. Причем для внешнего наблюдателя это «нечто» может быть чем-то незначительным. Пробки по дороге с работы домой, например.

– Кажется, нет такой глобальной проблемы, которая не затронула бы вас как музыканта. Вы участвовали в концертах в защиту дождевых лесов, феминизма, прав человека, прав животных и так далее. Что делает вас общественно активным человеком?

– Я не знаю, что именно делает меня таким, какой я есть... Может быть, активизм берет начало в воспитании. Может быть, я такой потому, что в молодости мне, к счастью, довелось много путешествовать и я видел мир за пределами родного города, за пределами Америки. Но такова моя природа: когда я вижу несправедливость, я прихожу в бешенство. А в мире, где мы живем, несправедливость встречается на каждом шагу.

– Вы сказали, что у вас добрые глаза... Выступая против несправедливости, вы испытываете сострадание?

– А как вы думаете? (Смеется.) Разумеется.

– Вы будете играть в Таллинне в момент, когда продолжается конфликт между Грузией, Россией, Европой, США и так далее. Наверняка у вас есть что сказать по этому поводу.

– Я мало знаю о Грузии, вообще о том регионе, и понимаю, что там все далеко не так просто, как может показаться. Мне нужно вникнуть в то, что происходит. Пока что я могу сказать только, что очень переживаю из-за того, что все зашло так далеко.

– Что вы будете делать, если в один ужасный момент поймете, что мир окончательно сошел с ума и Судный день вот-вот случится?

– Ох. Боюсь, я понимаю это по десять раз на дню большую часть своей жизни. (Смеется.) Но, вы знаете, для меня стакан всегда наполовину полон. Я тяготею к оптимизму, к надежде. Мы, люди, можем быть очень глупыми, но можем быть и умными, особенно, если загнать нас в угол. И я не могу сказать, что сегодня мы безнадежны.
Subscribe

  • Занимательное дронтоведение

    Я небогат, и мне не стыдно, Одет кондово, без затей, Меня старательно не видно В эпоху голых королей. Я копошусь в своем болоте, Его возделываю, но…

  • Ок, манифест

    Раз бумер с зумером спознались теплохладно. И что ж? в их детище сплелися две идеи! Потомок бумера желал пороть нещадно, А отпрыск зумера - порол…

  • W.B.Y. & Е.П.Б.

    Он ей говорит: «Ах, мадам Елена, Коль ваши махатмы правы, Ничто на земле не тленно, Ни львы, ни орлы, ни тельцы, ни люди; Зачем вырываться тогда из…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments