Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Работает это так (заметки на полях "ОЧ")

Есть чувство вины, которое у человека, не желающего признать себя виноватым или не умеющего работать с этим безусловно неприятным ощущением, проецируется на того, из-за кого оно возникло, преобразуясь на внешнем плане в отторжение причинившего вину.

Если причинивший вину на отторжение не ведется, возникает проблема: сложно оправдать отторжение. Совесть не позволяет (совесть работает по факту, раз чувство вины есть). Поэтому предпринимаются шаги, направленные на то, чтобы причинивший вину отторгся сам, с другой стороны. Для этого надо раздражить причинившего вину, вызвать в нем злость-ненависть. Не обязательно это раздражение негативом. Наоборот, это может быть раздражение "позитивом", более того, чаще это именно оно. Как бы сочувствие. Как бы внимание. До предела "когда же я тебе наконец надоем". Еще бывает молчание, что примерно равно попытке отторжения негативом: "видишь, я тебе не помогу, хоть и виноват перед тобой, и ты не сможешь со мной общаться, правда".

Все эти стратегии банальны, но чаще действенны. Если попытка удается, чувство вины исчезает, потому что причинивший вину как бы сам взял ответственность за разрыв и его было за что отторгать ("он все равно меня бросил бы"), и можно вздохнуть спокойно. Если попытка проваливается, следующий этап - вывод причинившего вину за пределы личной вселенной. Беда в том, что прослойка узка, Земля - большая деревня, а Бог - шутник тот еще, и вздохнуть спокойно нельзя.

Стратегии причинившего вину могут быть разными. Можно повестись на отторжение, действительно разозлиться и перевести стрелки на себя. Можно сделать вид, что повелся, и взять ответственность на себя просто потому, что так тебе будет легче (если тебе так будет легче) или ты хочешь, чтобы чувство вины у человека прошло (фишка в том, что оно будет лишь подавлено, зато человек обретет плюс в виде "эта стратегия выигрышная!" и в следующий раз сделает то же самое, и колесо сансары будет не остановить).

Можно на отторжение не вестись (тут особые проблемы у христиан и буддистов - они на такие вещи вестись не хотят просто; как именно они проявляем неравнодушие - другой вопрос). Такая стратегия гарантирует причинившему вину задорную жизнь, потому что он теперь будет ненавидим в квадрате: кроме той, первой вины он будет виновен в усилении чувства вины и внутреннего дискомфорта от него. Соответственно, скорость выведения причинившего вину за пределы личной вселенной возрастет по экспоненте. При этом, чем сильнее сопротивляется отторжению причинивший вину, тем сильнее он раздражает, тем больше злость и чувство вины в другом человеке.

Выход, очевидно, в том, чтобы научиться работать со своим чувством вины. Ключевое слово - примирение. Не нашедший выхода остается в игре до конца жизни.

В эту игру могут играть двое (с)
Subscribe

  • Lord I'm One Lord I'm Two

    Я найду в краю невзгод самый быстрый звездолет и на нем умчусь в чернеющий зенит. Эта мертвенная даль растворит мою печаль, всё уймет, но ничего не…

  • Мэрион Бернстайн "Сон"

    [Мэрион Бернстайн (1846-1906) – дочь немецкого еврея, эмигрировавшего в Лондон, и англиканской матери. Отец рано прогорел и умер, когда Мэрион было…

  • Владимир Набоков - "Плач Человека Завтрашнего Дня"

    Мои очки, признаться, неизбежность: когда суперглаза Ей дарят нежность, я вижу печень с легкими – зловеще они морскими тварями трепещут средь матовых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • Lord I'm One Lord I'm Two

    Я найду в краю невзгод самый быстрый звездолет и на нем умчусь в чернеющий зенит. Эта мертвенная даль растворит мою печаль, всё уймет, но ничего не…

  • Мэрион Бернстайн "Сон"

    [Мэрион Бернстайн (1846-1906) – дочь немецкого еврея, эмигрировавшего в Лондон, и англиканской матери. Отец рано прогорел и умер, когда Мэрион было…

  • Владимир Набоков - "Плач Человека Завтрашнего Дня"

    Мои очки, признаться, неизбежность: когда суперглаза Ей дарят нежность, я вижу печень с легкими – зловеще они морскими тварями трепещут средь матовых…