Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Числа и знаки Юрия Бурносова (интервью)



Позднее средневековье, унылая провинция неназываемой страны, чем-то напоминающей Фландрию и Нидерланды. Таинственный убийца обезглавил здесь последовательно слугу, стражника, монаха, почтенную даму, дочь мельника. Расследовать запутанное дело едет из столицы немощный прима-конестабль Хаиме Бофранк...

С серии убийств начинается роман Юрия Бурносова "Два квадрата", открывающий трилогию "Числа и знаки". В романах "Три розы" и "Четыре всадника" сыщик Хаиме Бофранк обнаруживает, что мир как он его знал - не более чем иллюзия, что есть силы не только над людьми, но и над дьяволом, и, может быть, над Богом. Трилогия отлично стилизована под средневековые тексты с поэтическими вставками, неспешным повествованием и жутковатыми описаниями потусторонних сил. Что, кстати сказать, нисколько не мешает ей отлично продаваться.

"Это первая книга, которую я написал один, - говорит Юрий. - До того я всю большую форму писал с таллинским автором Виктором Косенковым под псевдонимом «Виктор Бурцев», «Числа и знаки» написались после того, как наш проект развалился. Я ехал как-то в поезде, в пустой плацкарте, за окном мелькали черные деревья с огоньками... страшно было. А перед тем я как раз смотрел «Сонную лощину» Тима Бертона - и подумал, что немного попсовый фильм получился. Я решил, что могу написать по-другому. В темный-темный край, где через сосенки еле пробивается луна, приезжает сыщик..."

Почему сэр Чарльз выглянул в окошко?

- Ты заранее знал, что произойдет с твоими героями? Впечатление такое, что нет...

- Я писал из расчета «на книгу вперед», примерно знал, что будет происходить в следующей части трилогии. Когда я писал в соавторстве, был несколько другой принцип: мы заводили друг друга в какую-то ситуацию, и соавтор пытался выкрутиться. Здесь было то же самое - с тем исключением, что я был и автором, и соавтором: заводил себя в тупик, через несколько дней садился – и себя же из тупика выводил.

- Твой Хаиме Бофранк - сыскарь, как и главный герой "Имени розы" Умберто Эко, параллели неизбежны. Это не слишком опасно для писателя?

- Если это дебют... дай Бог, чтобы каждую дебютную книгу позиционировали как «текст под Умберто Эко». Тем более что сравнивали романы не только в порядке рекламной кампании. Но у Умберто Эко, я бы сказал, другой тип сыщика. Мне куда больше книги нравится фильм "Имя розы" с Шоном Коннери.

- Ты специально изучал, как работал сыск в средние века?

- Тогда сыска как такового не было, уголовные дела проходили по линии инквизиции. Из более поздних источников я читал записки Видока, монографии по истории полицейского сыска в Европе. Поэтому у меня средневековье получилось относительное: уже есть револьверы, но многие в провинции не знают, что такое спички. В фантастике это возможно, в исторических романах - нет.

- "Связь - в отсутствии связи", - думает Бофранк, пытаясь распутать серийные убийства в поселке. Разъясняется, действительно, далеко не все...

- В жизни, в отличие от книг, далеко не все объясняется до последних мелочей. В детстве я много читал Агату Кристи, Честертона, и мне не нравилось, когда а конце сыщик все-все объяснял, а потом кто-то спрашивал: "Но почему сэр Чарльз выглянул в окошко пол-восьмого утра?.." "А потому и потому!" - отвечал сыщик... С моими сюжетными линиями многое неясно, мне это кажется более правильным.

Атеист между Богом и дьяволом

- В средние века жестокости было больше, чем сейчас?


- Тогда жестокости старались по крайней мере придумать оправдания. Чтобы посадить на кол какого-то еретика, нужно было исписать груды протоколов, протащить их через суды... А сейчас бомбу бросают - и гибнут десятки людей. И никто не ищет оправданий.

- Один из твоих героев занят поиском силы между Богом и дьяволом. Ты сам что думаешь по сему поводу?

- Надо сказать, что я - атеист, причем воинствующий. Я верю в разные "нечистики"... а в светлые силы - не особенно. Есть какие-то силы, но они, видимо, враждебные к нам, потому что мы пытаемся их выжить из нашего мира. Сила над Богом и дьяволом - это, конечно, выдуманная вещь.

- Насколько близко ты общался с сектантами?

- Я знаю и воинствующих христиан, и брянских "люцифериан" - много общался с ними до того, как их разогнали и запретили. Опять же, я не мог не коснуться такой темы, как масонство - у нас ведь тоже непонятно, кто может оказаться "своим", кто "чужим"...

- Твоя деятельность на ниве политического пиара как-нибудь пересекается с писательской?

- Она не помогает, но и не мешает. Разве что можно сказать, что я немножко разбираюсь в "продажности" литературы - в хорошем смысле слова. Опыт большой, и грех им кидаться.

- Хаиме Бофранком непонятные силы "вертят как хотят", о чем ему не раз говорят другие персонажи. Насколько тебе близко такое мироощущение?

- В достаточной степени близко. Никогда не знаешь, почему ты это сделал и как в дальнейшем оно аукнется. Я - фаталист, может быть, поэтому...

Вампиры Толстой и Достоевский

- Продолжение будешь писать?


- Да, но не раньше, чем годика через два. Продолжение будет о том, что происходит в этой же стране в наше время, когда в руки героев попадает магический Деревянный Колокол. Современное государство навроде Дании или Голландии, мафия, разборки... Не исключено, что в продолжении появится кто-то из потомков Хаиме Бофранка.

- А сейчас, ходят слухи, ты пишешь про вампиров?

- Да, в новом романе действие происходит в двух параллельных временных плоскостях. 80-е годы XIX века - народовольчество, покушения на царя... Описание основано на серьезных исторических документах, там будет масса реальных лиц: Достоевский в этой реальности - вампир, Лев Толстой - тоже. Криптоистория такая: как оно все было на самом деле. И 2002-й год - это что-то вроде Лукьяненко будет, "то, что мы видим из окна", и про подростков к тому же.

- Эксперименты с языком ты продолжишь?

- Да, конечно, я стараюсь писать "историческую" часть языком конца XIX века. Может быть, помогает филологическое образование - я могу при желании написать вещь более "старым" языком, с архаизмами... В "Числах и знаках", насколько я знаю, неологизмов никто не нашел. А про конец XIX века писать все-таки легче. Самое сложное - это мелочи, детали бытовой жизни. Сколько стоил поросенок? Как выглядел паровоз?..

- Можно прожить на то, что зарабатывают сейчас в России писатели?

- Почему нет? Просто нужно выйти на определенные тиражи, с издательством наладить отношения - и можно спокойно жить себе и заниматься только писательством. Писатель ведь может писать рассказы, есть масса сборников, в них платят нормальные деньги и бережно относятся к тексту. Три-четыре рассказа в месяц - для писателя это труд небольшой, а деньги вполне приличные. Может быть, правда, не для Москвы... но в Брянске - совсем другие цены.

Досье "Фукудзацу Таймс":

Писатель-фантаст Юрий Бурносов родился в Севске (Брянская область России), окончил Брянский педагогический университет.

Играл в рок- и панк-группах, работал санитаром в морге и журналистом, в качестве пресс-секретаря губернатора руководил избирательными кампаниями брянских коммунистов. В настоящее время - начальник отдела по работе с информационно-аналитическими службами федеральных территориальных органов Брянской области. Женат, дочери - семь лет.

Автор десяти книг, семь из которых написаны в соавторстве с таллиннцем Виктором Косенковым. Лучшими своими сочинениями считает трилогию "Числа и знаки" и роман "Зеркало Иблиса".

Из книги Юрия Бурносова сиречь Джаббы "Три Розы":

"Он развернул свою ношу и, держа в руке, качнул несколько раз. Звук, произведенный Деревянным Колоколом, напоминал удар пестика о донце ступки - глухой и быстро иссякающий. Позвонив так три раза, Альгиус прошептал несколько длинных слов на абсолютно неизвестном Бофранку языке, но ничего не произошло.

- Что случилось? - спросил Жеаль.

- В самом деле, или Колокол не настоящий? Клааке обманул нас?!

- Колокол настоящий, и упырь не обманывал нас. Мы в междумирье, - торжественно произнес Альгиус, аккуратно завертывая Колокол обратно в тряпье. - И не поможет нам даже господь, ибо здесь мы - чужие...

И деревья качнули своими суковатыми ветками, и земля дрогнула, и воздух словно пробрала зябь, когда Хаиме Бофранк понял, как далеко он от мира, взрастившего и воспитавшего его.

И стала тьма."


Джабба, привет! ;)
Subscribe

  • Занимательное дронтоведение

    Я небогат, и мне не стыдно, Одет кондово, без затей, Меня старательно не видно В эпоху голых королей. Я копошусь в своем болоте, Его возделываю, но…

  • Ок, манифест

    Раз бумер с зумером спознались теплохладно. И что ж? в их детище сплелися две идеи! Потомок бумера желал пороть нещадно, А отпрыск зумера - порол…

  • W.B.Y. & Е.П.Б.

    Он ей говорит: «Ах, мадам Елена, Коль ваши махатмы правы, Ничто на земле не тленно, Ни львы, ни орлы, ни тельцы, ни люди; Зачем вырываться тогда из…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments