Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Радио "Малабар": "Гарри Гаррисон и Путь Колобка" (отрывок)

...При всём том Гарри Гаррисон был далеко не последним писателем своего поколения. Наоборот, в 1960-е годы он был одним из самых перспективных англоязычных фантастов, и всё по той же причине: мог писать (и писал) что угодно. Переломное для западной фантастики десятилетие прошло под знаком борьбы Старой Гвардии и Новой Волны. Командиром Старой Гвардии оставался Джон Кэмпбелл, редактор журнала Astounding, позднее переименованного в Analog. Вожаком Новой Волны был Майкл Муркок, редактор журнала «Новые миры». Гаррисон умудрился вписаться в оба движения одновременно, чего не удавалось, вообще говоря, никому. С одной стороны, вместе с Робертом Сильвербергом и Фрэнком Гербертом он был одним из главных авторов Analog, с другой, того же «Билла – героя Галактики» впервые напечатали в 1965 году «Новые миры». Положение Гаррисона было уникальным, однако выгод из него он не извлёк. Идти на баррикады писатель не собирался.

Хотя мог бы с лёгкостью. В рассказе «Улицы Ашкелона» (1962) он сделал героем атеиста, который пытается уберечь инопланетян от ретивого христианского миссионера. В те времена религия в НФ была запретной темой, и рассказ долго не печатали. Если бы Гаррисон развил успех, он заработал бы репутацию иконоборца в более широких, нежели кучка коллег, кругах, как это сделали Филип Хосе Фармер (рассказы про отца Кармоди) и тот же Муркок («Се человек»), но увы.

Или ещё: в эссе «Мы сидим на нашей...» (1964) Гаррисон с сарказмом писал о том, что фантасты привычно подвергают свои тексты самоцензуре, вычищая из них «секс и телесные функции», и не смогут исправиться, даже если захотят. Это замечание так и осталось замечанием – сокрушать табу писатель предоставил коллегам, а сам продолжил писать достаточно пуританские произведения. Лишь много позже, в 1977 году, он выпустил книгу «Огромные огненные яйца: история секса в НФ-иллюстрациях».

Больше того, Гаррисону не раз выпадал шанс порулить литпроцессом. Как известно, Новая Волна началась с того, что редактор Джон Карнелл передал журнал «Новые миры» Муркоку. Второй свой журнал, Science Fantasy, Карнелл препоручил писателю Кирилу Бонфильоли. Тот переименовал издание в SF Impulse, быстро растерял читателей и в конце 1966 года оставил журнал на Балларда, а Баллард почти сразу передал его Гаррисону. Случилось так, что Гаррисон должен был срочно уезжать из Англии; формально оставаясь главой редакции, он переложил свои обязанности на плечи фантаста Кита Робертса. В марте 1967 года SF Impulse скончался. Поневоле задаешься вопросом: мог ли Гаррисон, имея свой журнал, стать одним из вождей Новой Волны? Наверняка мог – хотя бы как редактор; литературное чутье у него было отменное, позднее именно он купил первый рассказ у легендарного Джеймса Типтри-младшего. Да и смелости Гаррисону хватало: скажем, в мае 1954 года, будучи редактором малоизвестного НФ-журнала, он принял к публикации повесть Деймона Найта «Золотое правило наоборот» (Rule Golden), отвергнутую остальными изданиями по идеологическим причинам: ее можно было расценить как выпад против сенатора МакКарти, развернувшего охоту на коммунистических «ведьм».

Спустя несколько лет после истории с SF Impulse Гаррисон отклонил предложение Джона Кэмпбелла, который незадолго до смерти фактически предложил фантасту свой мундир – место редактора Analog, оплота Старой Гвардии. Гаррисон не хотел переезжать в Нью-Йорк и считал, что Кэмпбелл незаменим. Между прочим, одна из лучших книг Гаррисона «Спасательная шлюпка», написанная вместе с Гордоном Р. Диксоном, была придумана дуэтом фантастов совместно с Кэмпбеллом (этот мозговой штурм заснял на плёнку их коллега Джеймс Ганн).

Полностью в журнале "Мир Фантастики".
Subscribe

  • Heartquake

    Под маской сплющенного бреда, под черным месяцем пустыни мои утрачены победы, мои разрушены святыни, и я не узнаю латыни, и я не убоюсь кометы, и чай…

  • Иероглиф на стене

    Однажды ты ушел из дома туда, где всё так незнакомо, где Ривенделл и Дезирада, где что ни тропка, то награда в конце туннеля: боль ли, быль ли, где…

  • Фанфик

    На очень далекой планете свой коротает век ослепший, оглохший, обесчувствленный человек, связанный с миром через черные провода, и в голове его -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments