Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Category:

R.I.P.



Глеб Скороходов (23.04.30 - 10.10.12)

Глеб Анатольевич был человек-энциклопедия - и притом знаток того периода культурной истории, на котором (не будем скрывать) стоял ХХ век по обе стороны железного занавеса: 20-е и 30-е. Когда он приезжал в Таллинн в 2006 году, я взял у него интервью. В Сети его нет, пусть будет тут - мало ли.

Глеб Скороходов: "В тепличных условиях таланты не растут"

"Глядя на Скороходова, – пошутил однажды Жванецкий, – я сразу вспоминаю "сорок пять оборотов в минуту", "семьдесят восемь оборотов в минуту", "тридцать три оборота в минуту"..."

Немудрено: Глеб Анатольевич Скороходов - настоящий хранитель прошлого, собиратель старинных грампластинок, человек, который старается воскресить забытые песни и - через них - забытых исполнителей, певцов и актеров. Долгие годы он вел популярнейшую передачу "В поисках утраченного". В Таллинн Глеб Скороходов приехал, чтобы на один вечер стать ведущим концерта трио "Романс".

Прекрасные поиски утраченного

- Телепроект "В поисках утраченного" закрыт уже довольно давно, однако широкий зритель помнит вас именно по этой передаче. Вы жалеете о том, что "В поисках утраченного" - утрачено?

- Нет. Передача "В поисках утраченного" была в эфире десять лет, и мы, я считаю, вовремя ее прикрыли. Мы ведь работали по одному принципу: рассказывать о местах, где герои жили и работали, а не просто сидеть в кресле и вещать, подобно многим говорящим головам. Рассказывая о Бабочкине, мы показывали кинотеатр "Титан" в Ленинграде, где состоялась премьера "Чапаева", студию "Ленфильм", где он снимался... Мы выезжали в другие города. Четыре недели провели в Лос-Анджелесе, чтобы рассказать зрителям о Кларке Гейбле, Марлен Дитрих, Джанет Макдональдс. Хотели рассказать об Эрроле Флинне, но времени не хватило, а с этим голливудским актером связано много интересного, скажем, перед его домом установлены двадцать четыре метровых копии скульптуры Микельанджело "Давид", говорят даже, что это - свидетельство некоторых его склонностей. Передачу про Марику Рёкк мы снимали и в Москве, и в Германии, кроме того, Марика прислала нам большое письмо, а мы ей послали пластинку с ее песнями из фильма "Девушка моей мечты". Кстати, вы знаете, что мы вывезли из Германии все копии этой картины и даже негатив? Немцы не успели даже пустить эту картину в прокат... Короче говоря, принцип, придуманный, кстати, одним из моих студентов во ВГИКе, был прекрасен. Но потом он превратился в штамп, его стали использовать в других передачах, и мы решили, что нужно искать что-то новое. Без работы я не остаюсь, мы сейчас накануне нового проекта, будем надеяться, что все сложится. Обещаю - будет интересно.

- На каком канале выйдет новая передача?

- Я работаю на АТВ - Авторском Телевидении. Куда они продадут передачу - на Первый, на ТВЦ, на РТР? Не знаю.

- Уверен, не меня одного мучает вопрос: откуда вы столько всего знаете - и как вам удалось познакомиться с людьми поистине легендарными?

- Все очень просто: я закончил факультет журналистики, и на практику меня послали в Дом звукозаписи, что на бывшей Площади восстания, ныне Кудринской. Я работал в отделе литературно-драматического вещания, цель моя была - брать интервью у писателей. С очень многими удавалось пообщаться - с Чуковским, с Шукшиным... Кого я старался избегать - так это писателей, которые писали плохо, но при этом очень одобрялись партийным руководством. Их сейчас уже никто и не помнит. Зато мы сделали первую на радио передачу о Булгакове, в которой артист Топорков читал главы из "Театрального романа". Тогда я и познакомился с Еленой Сергеевной Булгаковой, вдовой писателя. "Мастер и Маргарита" был опубликован несколько позже, но я в первый раз читал этот роман у нее дома...

"Главного-то и нет!"

- Как вы свели знакомство со звездами мировой эстрады?

- С детства у меня была страсть - собирать пластинки. Сидеть за столом и править чужие тексты - занятие нехитрое, потому на работе я больше времени проводил в студиях на первом этаже, где познакомился с Клавдией Шульженко и Леонидом Утесовым. Потом я начал внештатно сотрудничать с фирмой "Мелодия", составлять программы для пластинок. Случайно мы сделали серию "Мелодии экрана", главным образом - зарубежного. Фонограммы у нас были, конвенцию наша прекрасная страна не подписала, можно было воровать, это даже не считалось воровством... Вот мы и переписывали фонограммы фильмов, скажем, с Диной Дурбин. Кто-то из ее поклонников послал ей пластинку, и вдруг приходит на студию письмо: уважаемый господин Скороходов, я очень рада, что мои записи звучат в вашей стране... скажите, какие фильмы видел ваш зритель? Шли они дублированными или на языке оригинала? Я ответил Дине, мы переписываемся по сей день. Последнее время от нее приходят короткие поздравления на Новый год - она печатает одним пальцем на машинке, компьютера у нее нет.

- Вот откуда вы черпали информацию для ваших передач.

- Да. Случались очень интересные истории. Например, я написал Дине о том, как мама подарила мне по случаю окончания седьмого класса без двоек коробку шоколадных конфет, а на обложке ее была фотография Дины с поленом под мышкой. Она мне прислала свою настоящую фотографию, оказалось, что полено обрезано, она упирается рукой о забор... В результате, рассказывая о Дине Дурбин, я мог ссылаться на ее рассказы, скажем, о том, как возник в ее творчестве цикл русских песен, причем песен, у нас запрещенных, мы ведь не пели тогда "Калитку" или "Эх, раз, еще раз", эти вещи считались если не белогвардейскими, то дореволюционными уж точно. Когда Дина пела по-русски в "Сестре его дворецкого", для нас это было откровение - и символ американо-советской дружбы во время Второй мировой войны.

- Расскажите, что привлекло вас в Таллинн.

- Эстония, я считаю, делает великое дело. Много говорят о том, что тут притесняют русских, но я этого совершенно не почувствовал, никто на меня ни разу косо не посмотрел потому, что я задаю вопросы по-русски - хотя я мог бы столь же спокойно говорить на немецком... А сам факт, что тут ежегодно проводится конкурс русского романса, посвященный Изабелле Юрьевой, куда приезжают из Германии, Франции, России, говорит о многом. Ведь Изабелла Юрьева - это вам не Барбра Стрейзанд...

- У вас особые отношения с трио "Романс"?

- Я познакомился с девушками из трио в прошлом году. Они замечательно поют, они очень красивые. На эстраде ведь важно, чтобы был шарм, гламур, энергетические токи, которые передаются от исполнителя к зрителям... А девушки вдобавок чувствуют то, о чем поют. Я очень отрицательно отношусь к тому, что у нас делается на Первом, да и на других каналах - все эти "Фабрики звезд", "Старые песни о главном", "Новые песни о главном". Главного-то и нет. Когда очень хороший ансамбль "Хор Турецкого" пошел по пути коммерции, меня это очень огорчило. Они поют "Подмосковные вечера" в фокстротно-чечеточном ритме! Я не сторонник консервативного подхода, все возможно, и американцы - молодцы, потому что у них Гершвин, Джимми Макхью, Кол Портер, Ирвин Берлин до сих пор звучат в самых разных трактовках. Но "Подмосковные вечера" - песня лирическая! Никому ведь не пришло в голову отбивать чечетку под свадебный марш Мендельсона или под гимн любой страны. Можно шокировать публику, но не настолько же. А девушки из трио понимают, как нужно петь то, что они поют, они наполняют песни своим свежим дыханием, эмоциями, чувствами сегодняшнего дня. Классика тогда и хороша, когда она не музейная, а живая.

Забвение обратимо

- Вам наверняка есть что сказать и про исполняемые трио песни.

- Интересно, что "Романс" исполняет произведения Оскара Строка, человека замечательной судьбы. Он рижанин, родился в Даугавпилсе еще в Российской империи, закончил Петербургскую консерваторию. Еврей Строк вынужден был уехать из родной страны, будучи уже очень известным. Клавдия Ивановна Шульженко рассказывала мне, что в 1943 году, когда она, пережив блокаду Ленинграда, оказалась в Москве, ее и оголодавших музыкантов послали на гастроли в Среднюю Азию, где было и тепло, и более сытно. Они выступали в Ташкенте, после концерта к ним пришел человек в истрепанной одежде и спросил, нет ли возможности ему поработать с джаз-бандом. И представился: композитор Строк. У всех глаза на лоб полезли, ведь Клавдия Ивановна пела его песни. Разумеется, его тут же взяли вторым пианистом, он работал с оркестром больше года и написал для Шульженко прекрасное танго "Былое увлечение": "Напрасно вы мне не сказали, что наши чувства надо скрыть..." Об этом я тоже расскажу сегодня вечером на концерте "Романса".

- Вы, кажется, предпочитаете вовсе не говорить о современной эстраде.

- Нет, не так. Если бы эстрада стояла на месте и не развивалась, ничего бы не было. Понятно, что происходит смена настроения, сегодня "битлы" не звучат уже так, как раньше, это классика, и если сейчас появится группа, работающая в том же стиле, это будет уже не то. Но на самом деле нет музыки современной и несовременной, есть музыка хорошая и плохая. А когда я говорю "попса", то имею в виду такие, знаете... "трехструнные мелодии", полный примитив. Эта музыка меня действительно не интересует. Скажем, Олега Газманова я не выношу на дух. Почему стала такой популярной песня "Ты морячка, я моряк"? Не понимаю. Газманов поет задорно, прыгает... Когда тебе уже за пятьдесят, а ты все прыгаешь, это, на мой взгляд, не совсем адекватно. Не стоит из себя всю жизнь изображать восемнадцатилетнего.

- Однако после "Поисков утраченного" вы сняли 12-серийный фильм про Аллу Пугачеву.

- Да, и работать с ней было очень интересно. В последнее время она, увы, выпускает одну-две песни в год. Я говорю ей: "Алла, нужно делать сольник!" Это закон эстрады: если ты не выдаешь песни, тебя забывают. Либо ты делаешься такой гранд-дамой... Зачем она угрохала столько времени и сил на "Фабрику звезд"? В пробирке таланты не выращивают. Таланту нужно пройти путь ошибок и проб, в тепличных условиях таланты не растут.

- Вы столько лет занимаетесь воскрешением прошлого. Оправдывают ли себя усилия?

- Есть надежда, что процесс забвения все-таки обратим. ТВЦ под Новый год показала "Большой вальс", и эта картина набрала очень большой рейтинг, хотя в это же время по другим каналам шла всякая развлекаловка. Это о чем-то да говорит.
Subscribe

  • Heartquake

    Под маской сплющенного бреда, под черным месяцем пустыни мои утрачены победы, мои разрушены святыни, и я не узнаю латыни, и я не убоюсь кометы, и чай…

  • Иероглиф на стене

    Однажды ты ушел из дома туда, где всё так незнакомо, где Ривенделл и Дезирада, где что ни тропка, то награда в конце туннеля: боль ли, быль ли, где…

  • Фанфик

    На очень далекой планете свой коротает век ослепший, оглохший, обесчувствленный человек, связанный с миром через черные провода, и в голове его -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment