September 25th, 2006

道

Утреннее

Des livres: eska, guest_informant, другие знатоки Джина Вулфа, скажите, 970-страничный том "The Wizard Knight" включает в себя обе части сего романа? Судя по объему - да, но мало ли.

И никакой сказочной "Грелки". Свою сказку я буду писать долго и тщательно. И точно не на конкурс; будем считать, что я заранее проиграл.

Надо сказать, что я верю в сны. И иногда прошу показать нечто для меня важное. Или встретиться с кем-то. Но вчера вечером - наверное, лучше бы не просил. Все, само собой, к лучшему, но. Есть варианты будущего, которым осуществиться довольно трудно. Хотя Бог, конечно, располагает. Хотя я, конечно, в легкой панике. Причем все логично. Или наоборот? Надо честно признаться себе, что я перестал что-либо понимать, а это состояние редкое и необычное. Но совершенно необходимое. Если этот сон вообще что-то значит, если что-то значит наше молчание. Может быть, в конце концов, это просто сон.

А вот известный анекдот вспоминать не стоит: почти все мои значимые сны - о том, что мы с кем-то гуляем по Малабару, Москве, Питеру, Лондону или где-то еще и беседуем на отвлеченные темы. Иногда важно, о чем. Всегда - с кем.

А теперь я от всех отстану до конца недели. "И думал Буткеев, мне челюсть кроша, что жить хорошо и жизнь - хороша!" В таком примерно аксепте :)
道

The night was

То была одна из лучших моих ночей,
и была она так:
переступив через линию жизни на сером перроне,
я пробрался сквозь сумрачный тамбур в сидячий вагон,
нашел свое место, расставил багаж, уселся
и стал наблюдать готических дам и господ,
что ехали в том же поезде средневековья,
и, может быть, лет этак двести назад
мы с ними тряслись в дилижансе по мерзким дорогам,
проклиная кто монархию, кто якобинцев,
кто холодный и грязный февраль,
и поезд тронулся-тронулся-тронулся
по предначертанным рельсам, взлетев в мои небеса,
и тогда, улыбаясь, я достал из рюкзака
"Короля" Дональда Бартелми,
отправил в даль SMS
(ты, верно, уже добралась до дома)
и начал читать про короля Артура на Второй мировой,
между тем надвигалась ночь,
и русские буквы вдруг обращались в латынь,
а то и японские знаки,
и в этот момент я исчез:
остались
книга и сэр Роже свежуючи кроликов, поезд сквозь февральскую тьму, храпящие леди и джентльмены, клекот блатного радио, огороженные проводами леса, сердечный стук и вкус поцелуя, сон, в котором я тебя разбудил, прошлый свет и будущий свет,
а меня уже не было.
То была одна из лучших моих ночей.
Я ее, конечно, придумал,
собрал из фрагментов
разбившейся памяти.
И все-таки -
то была одна из лучших моих ночей.
Потом колесо времени остановилось
и стоит
до сих пор.