February 21st, 2007

道

Алукард и Кинг-Конг

Мои любимые персонажи второго плана в аниме "Хеллсинге" - два молчаливых господина в костюмах и котелках, толстый и тонкий, посланники Ее Королевского Величества. Приходят и уходят вовремя и незаметно. Тут можно сочинить статью "Королева как сакральный символ Британской империи: от викторианской эпохи до наших дней", но только лучше бы написать нечто, достойное "На тайной службе Ее Величества".

Вообще "Хеллсинг" - замечателен. "Если бы Роберт Говард писал как Иан Флеминг". Или наоборот.

Потрясение дня - предпоследняя песня с третьего диска ("Сироты") последнего опусмагнума Тома Вэйтса. "Кинг-Конг". Песня на деле не Вэйтса, а маниакального депрессивца Дэниэла Джонстона, которого однажды арестовали за то, что он ловил Иисусову рыбу в статуе Свободы.

They shot him down
They shot him down
They thought he was a monster
But he was the king...

Этот Джонстон, судя по Википедии, удивительный персонаж. Словно со страниц ненаписанной книги Кена Кизи сошел. Поколение out.
道

Приехали :)

Начальство уговаривает заменить в околополитическом тексте тонкий литературный эвфемизм на слово, кое оным эвфемизмом подразумевается, - "задница". Я упираюсь руками и ногами. Как говорил, кажется, Громозека: "Старею!.." :)