May 31st, 2009

道

Just another night in Nantes

и ты замени город N.
на прекрасный пейзаж
не бойся волков между стен
не иди на вираж
и ты мне прости этот не-
чаянный шпионаж
я же всего только вне
я - шестой персонаж

и ты телескоп свой укрой
не гляди в объектив
и ты эту песню не пой
на бейрутский мотив
и ты улыбнись невзначай
воду в чай преврати
и ни за что не скучай
всех на свете прости

и я поставлю печать
на забытый мираж
и я не рискну тебя звать
не пойду на вираж
и я буду в городе N.
рисовать свой пейзаж
жить между окон и стен
я - шестой персонаж
道

Луковка и паутинка

Был на лекции диакона Андрея Кураева.

Мне очень нравится то, что делает Кураев, когда он говорит о православии - то есть о том, что знает; сегодня речь шла об основах основ, лекция называлась "Символ веры", отец Андрей подолгу, с отступлениями расшифровывал первые четыре, кажется, слова оного Символа, и вот в том, что касается основ христианства - трудно с чем-либо поспорить. Может, отчасти оттого, что такую природу имеют эти основы.

Как и на всякой богословской лекции, я занимался в том числе простым упражнением - примерял всё сказанное под буддизм. С Кураевым это тем интереснее, что он написал немало против Агни-Йоги, задевая попутно буддистов, и отсылки к карме появляются в его речи периодически. Может, было бы лучше, если бы не появлялись - "это какой-то неправильный кролик".

Например, о. Андрей прокомментировал первое слово Символа ("верую", "credo") в том смысле, что христианство - это единственная религия, в которой говорят "я верю", а буддист сказал бы "я знаю". Утверждение спорное - ответ зависит от буддиста: мирянин вполне может сказать "я верю в Будду", хинаянский философ постарался бы обойтись без слова "я", а дзэнский патриарх в ответ на вопрос "верите ли вы?" в лучшем случае промолчал бы. В худшем - стукнул бы мухогонкой, потому что надо делать полезные дела, а не тратить время фиг знает на что.

Буддизм, как и христианство, разнообразен. У Честертона в "Вечном человеке" есть рассуждение о том, что в разные эпохи христианство было разным, потому что оно должно было быть разным - тут таким, там сяким. Это очень буддистское рассуждение. В буддизме есть целая доктрина на ту тему, что в разных условиях форма учения может меняться - форма, но не суть. Тем самым буддизм оказывается вполне совместим с христианством. Если Бог захотел донести до индуистов (грубо) идею о спасении души, Он был в своем праве донести до них именно эту идею, а не идею единого Бога, которой в буддизме нет (как не было ее в индуизме, в отличие от иудаизма). Сложно думать, что милосердный Бог озабочен саморекламой - Его явно интересуют другие, более значимые вещи.

"Христианство, в отличие от буддизма, является религией милосердия" - это забавное заблуждение было в какой-то форме повторено и сегодня. Забавное, потому что буддизм тут как раз ничем не отличается от христианства. Это в индуизме и иудаизме карма и Закон немилосердны. Гаутама говорит (на языке своего пространства-времени) о том, что можно избавиться от страдания, одолеть карму. Иисус говорит (на языке своего пространства-времени) о том, что можно спасти дух от "смерти вечной", одолеть Закон. Христианский Бог не спасает автоматически, но Он всегда предлагает возможность спастись. Буддисты пошли еще дальше: в японской школе Тэндай, например, утверждается даже не потенциальная извечная просветленность сознания, а самая реальная. Буддистский космос милосерден точно так же, как христианский Бог.

Что буддизм - не противник, а по крайней мере союзник, говорит хотя бы эпизод с притчей о луковке. Это знаменитая притча из "Братьев Карамазовых":

«Жила-была одна баба злющая-презлющая и померла. И не осталось после нее ни одной добродетели. Схватили ее черти и кинули в огненное озеро. А ангел-хранитель ее стоит да и думает: какую бы мне такую добродетель ее припомнить, чтобы богу сказать. Вспомнил и говорит богу: она, говорит, в огороде луковку выдернула и нищенке подала. И отвечает ему бог: возьми ж ты, говорит, эту самую луковку, протяни ей в озеро, пусть ухватится и тянется, и коли вытянешь ее вон из озера, то пусть в рай идет, а оборвется луковка, то там и оставаться бабе, где теперь. Побежал ангел к бабе, протянул ей луковку: на, говорит, баба, схватись и тянись. И стал он ее осторожно тянуть и уж всю было вытянул, да грешники прочие в озере, как увидали, что ее тянут вон, и стали все за нее хвататься, чтоб и их вместе с нею вытянули. А баба-то была злющая-презлющая, и почала она их ногами брыкать: „Меня тянут, а не вас, моя луковка, а не ваша“. Только что она это выговорила, луковка-то и порвалась. И упала баба в озеро и горит по сей день. А ангел заплакал и отошел».

Именно эту притчу привел сегодня о. Андрей в качестве иллюстрации милосердия Пантократора - "в отличие от" буддизма.

Ирония (рискну сказать: ирония Пантократора) заключается в том, чего о. Андрей, видимо, не знает: Рюноскэ Акутагава написал по этой "басне" рассказ "Паутинка", транспонировав историю в буддийские реалии. И получился абсолютно буддистский рассказ. Во всяком случае, я хотел бы посмотреть на буддиста, который оспорит это утверждение.

Но, повторю, это частности, да и вряд ли православным, которые приходят на лекции Кураева, всё это вообще интересно. Точно так же, я полагаю, неинтересны им "реальная церковная политика" МП, Ориген и филиокве. И я бы не сказал, что это плохо для того главного, что есть в христианстве.
道

Дьякон и буддисты

Поэтому можно лишь предположить, учитывая многословие и злопыхательство дьякона, что ему грозит перерождение в виде большой дворовой собаки, непрерывно лающей на прохожих (особенно – на "тибетоцентристов"). Это очень печально, особенно для человека, избравшего в этой жизни духовную стезю.

Это из статьи Б.Загуменного ""Страшный суд" дьякона Кураева" с сайта, на секунду, "Буддизм России". В чем-то неплохой, аргументативной статьи. В чем-то.

Я никак не пойму удовольствия, с которым люди разных конфессий набрасываются друг на друга.

Ну то есть - я понимаю, когда спокойно защищают догматы своей религии, конфессии, школы. Я понимаю, когда критикуют других. Мне, например, абсолютно непонятна уверенность школ Чистой Земли в том, что простенькой мантры достаточно для перерождения в оной Земле. Я считаю это положение большим заблуждением, как и уверенность иных христиан в том, что молитва спасет автоматически, а на отношение к ближнему можно забить. Я не премину в случае чего поспорить.

Но тут-то чего?

Пьеса "Дьякон и буддисты", да.

Дьякон (высовывает голову из Рая): Буддисты, обещаю вам геенну огненную!
Буддисты (высовывают головы из Нирваны): Ом мани падме хум!
Дьякон (осеняет буддистов крестным знамением): Обещаю вам вечные муки!
Буддисты (кажут дьяконы разнофигурные мудры): Гатэ гатэ парагатэ!
Дьякон (замахивается кадилом): Обещаю вам развоплощение!
Буддисты (показывают кунгфу): Сам собака! Сам собака!

Извините, если кого Березин (тм)