June 14th, 2009

道

А чё он ваще говорил-то, а?

Патрик Генри, один из отцов-основателей Америки, знаменит в том числе хрестоматийной фразой, кою он якобы произнес 23 марта 1775 года, убеждая виргинцев отправить войска на борьбу с британской гадиной: "I know not what course others may take; but as for me, give me liberty or give me death!" Если коротко - либертад о муэрте. Свобода или смерть.

Речь Генри была реконструирована Уильямом Вёртом в его книге "Жизнь и личность Патрика Генри", изданной через 17 лет после смерти героя и через 41 год после знаменитой речи. Проблема тут не в том, что "сорок лет спустя" мало кто из присутствовавших что-то вообще помнил (я полагаю, многих из тех, кто оставался жив, к тому моменту хватил маразм). Речь Патрика Генри и в 1775-м никто не пытался записать, потому что все речи оного Генри не поддавались, так сказать, переложению в письменную форму.

Это поразительное, повторю, поразительное качество очень хорошо описал Томас Джефферсон:

"Although it was difficult, when [Henry] had spoken, to tell what he had said, yet, while speaking, it always seemed directly to the point. When he had spoken in opposition to my opinion, had produced a great effect, and I myself had been highly delighted and moved, I have asked myself, when he ceased, 'What the devil has he said?' and could never answer the inquiry".

Что до либертада и муэрты, сие есть цитата из трагедии Джозефа Аддисона "Катон" ("But chains or conquest, liberty or death"), которую неплохо знали в североамериканских колониях. Вёрт, во всяком случае, знал точно. За Патрика Генри я не поручусь.