July 15th, 2009

道

"Песнь Льда и Огня"

Надо сказать, Джордж Р.Р. Мартин практически убедил меня в том, что читать "Песнь Льда и Огня" - стоит.

Традиционно я с опаской гляжу на и обхожу за семь верст длинные околофэнтезийные книжные серии, особенно если они состоят из очень толстых книг. Тому есть несколько причин. Во-первых, поскольку, как говаривал Монро Стар, "система работы позорная, грубая, прискорбно коммерческая", длинный цикл, как правило, означает, что писатель погнался за не менее длинным долларом. Во-вторых, интуиция подсказывает мне, что оригинальность конкретного фэнтези обратно пропорциональна длине серии. В-третьих, если оно так, значит, писатель сам не понимает, что у него там намечается дальше, и элементарно гонит строкаж. А мне все-таки дорого мое время.

У Мартина тут преимущество: еще до интервью я понимал, что автор "Пути Креста и Дракона" вряд ли пустится во все фэнтезийные тяжкие.

Так вот, выяснилось, во-первых, что дело не столько в длинном долларе, сколько в литературе (сложно объяснять, но когда говоришь с фантастом, очень хорошо видно, что его интересует и что - не очень). Во-вторых, хотя поверхностный взгляд на мир "Песни" не заставляет предположить нечто шибко оригинальное (семь королевств, феодальные стычки, даже названия континентов - Westeros и Essos), по вопросам, которые вчера задавали фанаты, я уяснил, что там есть небезынтересные концепции (вроде смены "времен года", про которое нам всё объяснят в седьмой книге, но это будет "не научно-фантастическое, а фэнтезийное объяснение") - что и следовало ожидать, поскольку Мартин все-таки писатель, а не абы кто; по его ответам в интервью я понял, что вполне могу подступиться к "Песне" как к "Войне и миру", а это уже много. Ну и в-третьих - Мартин знает, что делает, он с самого начала располагал законченным в общих чертах сюжетом, понимает, что произойдет в финале (а это очень-очень важно), и что трилогия превратилась в септалогию - это дань скорее масштабности, чем чему-либо еще.

Другое дело, что я подожду, пока серия не обретет законченный вид, и читать буду в оригинале. Вообще же - чертовски приятно поговорить с человеком, который примерно в одном литературном пространстве с тобой. Он поймет, когда ты говоришь про "Дюну", ты поймешь, когда он говорит о Томасе Ковенанте и "Барьере Сантароги". (И я, кажется, впервые не расстроился, услышав свой английский в записи. Надеюсь, не в последний раз.)
道

Всё, что вы хотели знать про японские местоимения "атаси" и "боку", но боялись спросить

Повсюду написано, что "атаси" - это нейтральное женское "я", а "боку" - достаточно нейтральное мужское (где-то между грубым "орэ" и формальным "ватакуси"). Ага.

Perhaps the best known of the first-person pronouns is watakusi, which sounds a bit stiff unless shortened to watasi. Other common contractions are atakusi and atasi. The latter is usually thought to be limited to women's speech, and when the use is deliberate (as in writing) atasi will probably be a reference by a female to herself; but in rapid speech men may unconsciously use the same form as an abbreviation. Examples can be found in transripts of the speech of Tokugawa Musei.

Бесценная грамматика Сэмюэля Мартина, стр. 1076. Вот теперь "атаси" Кёна, вроде как мелькнувшее в одной из серий "Меланхолии Харухи Судзумии" и несказанно меня поразившее, уже не удивляет. И:

The pronoun boku is the first-person pronoun preferred by most males under neutral circumstances, though they will replace it by wata[ku]si in formal situations. Boku, a Chinese loanword for 'slave', gained popularity in Meiji days as student slang for '[Your] Servant=I/me' ("впк" по-нашенски - a_c), and for years it has carried a masculine aura that is still strong, though it is now said to be in use among college girls.

Та же страница.

Знаете, за что я люблю японский язык? "Бодрит" (с)