June 1st, 2010

道

Как будто свет еще чуть-чуть за пеленой

Как будто свет еще чуть-чуть за пеленой,
Как будто мы летим унылою весной,
Летим навстречу,
Всем геометриям Земли наперекор
Однажды начатый продолжить разговор
В родную вечность.

В любой толпе, в любом бою, в любые дни
Есть пониманье узнаванию сродни
Сестры и брата,
И каждый шаг по мостовой Форевер-стрит
(Прости меня за неклассический санскрит) –
Парасамгатэ:

Прыжок вовне, сплошной огонь по всем осям
Координат, сковавших нас и там и сям,
Восторг свободы,
В которой мы нерасторжимы и равны,
Как будто не было ни этой пелены,
Ни даже коды,

Точнее – смерти. Мы опять пошли ва-банк:
Европа, Азия, стимпанк и киберпанк –
Всего лишь маски,
Венецианский бесконечный карнавал
Да под звенящий оглушающий кимвал
Лихие пляски,

А мы не пляшем. Мы шагаем по волнам,
Дудим в дуду и машем весело слонам
И черепахе,
Всем геометриям Земли наперекор
Однажды начатый продолжив разговор,
Забыв о страхе.
キョン

Эй, товарищ, будет худо, выходи, кусать начнем!



In June 1812, Napoleon's massive grande armée began its invasion of Russia, and the imperial Russian army, massively outnumbered and out maneuvered, was forced to retreat. But a handful of Russian officers — veterans of Borodino — are charged with trying to slow the enemy's inexorable march on Moscow. Helping them is a band of mercenaries from the outermost fringes of Christian Europe, known as the Oprichniki — twelve in number — who arrive amidst rumours of plague travelling west from the Black Sea. Preferring to work alone, and at night, the twelve prove brutally, shockingly, effective against the French.

But one amongst the Russians, Aleksei Ivanovich Danilov, is unnerved by the Oprichniki's ruthlessness. As he comes to understand the horrific nature of these strangers, he wonders at the nightmare they've unleashed in their midst.

***

Twelve is envisaged as the first in a quintet of novels which span Russian history in the nineteenth and early twentieth centuries, ending on the Eastern Front of World War I on the eve of the Russian Revolution. Only one of the characters of Twelve makes it to the final novel - but which one?

The second novel of the quintet, entitled
Thirteen Years Later is in the final stages of development. It is set at the end of the reign of Tsar Alexander, in 1825, during the lead up to the December Revolution, when Aleksei, now a senior officer, receives a message from beyond the grave...

The third instalment of the series, now commissioned by Transworld, is set during the Crimean War, when Tamara Valentinovna Lavrova, an officer in Tsar Nicholas I's secret police, discovers a new clue to a series of ancient Moscow murders.

***

Some people place this story in the town of Atkarsk, others in Volsk, but in most versions it’s Uryupin and so that is where we will keep it. All accounts agree that the events occurred sometime in the early years of the reign of the great Tsar Pyetr and all agree that the town in question was infested by a plague of rats...
道

Как слово чье-то отзовется

У меня есть любимая книга всех времен и народов - "Полковник Брэмбл и его друзья" Андре Моруа. Собственно, я больше ничего у Моруа не читал и пока не собираюсь (хотя "Жизнь Дизраэли" стоит на полке; а, вру! - "Толстяков и худяков" читал; не понравилось) - неинтересны мне fictionalised biographies. А вот "Les Silences du colonel Bramble" - это да. Условно это книга про английских джентльменов на Первой мировой. Она вся состоит из слов и людей, которые мне близки.

Так вот, там есть среди много прочего такой эпизод (я расскажу путано): на складе теряют единицу вооружения, гаубицу, что ли. Нет гаубицы. Что с ней сталось - неясно. Что делать? Идти под трибунал никому не хочется. И ответственный за склад решает утраченную гаубицу восстановить. Он начинает слать командованию депеши: мол, так и так, у такой-то гаубицы сломалась эта деталь, у такой-то та... Проходит несколько месяцев - и деталей набирается на новое оружие. Его собирают, и тут вдруг находится утраченная гаубица. Она всё это время стояла где-то в дальнем углу. И ответственный за склад начинает по новой избавляться от собранной такими усилиями гаубицы - постепенно, деталь за деталью.

Так вот, неожиданно история в общих чертах повторилась. Неважно, где и в чем, но ощущаю я себя ровно как герой Моруа. Ну что - бывает :)