August 29th, 2010

道

Кто этот мощный старик?



Это японский критик и писатель Сюити Като (1919-2008), нобль вё совершенно немыслимой силы. В свободное от работы время я пытаюсь читать всякую всячину, вчера вот в ночи открыл автобиографию Като "Песня овцы" ("Хицудзи-но ута", в англопереводе) - и увяз в названиях статей и книг, которые этот мощный старик выдавал месяц за месяцем, год за годом с ранней молодости аж на четырех языках (мастерски владел французским, английским и немецким). Впечатление такое, что Като писал всегда, везде и обо всем. Видимо, это такая специальная реинкарнация Джона Рёскина. Или в истории этих стариков несколько и горшки они никогда не возвращают. Счастливы те, кто много помнит, много думает и много пишет.
キョン

Нам, русским, за границей иностранцы ни к чему (с)

http://pogo-on-air.livejournal.com/301547.html

А чего все так аплодируют? История ведь дичайшая. Махровое хамство as is.

Я понимаю, если бы речь шла о жизни и смерти. У меня был случай (в советское еще время), когда я орал на человека, говорившего по телефону-автомату на улице. У нас не было телефона дома, мне нужно было вызвать "скорую", а человек не среагировал на два предупреждения и вел какой-то очень светский разговор.

Я понимаю, если бы это были последние багеты на сегодня. Тут, да, можно было бы говорить о том, что "последнее не берут". В противоположность "кто первый встал, тому и тапки". Хотя, опять же, кабы речь шла о лекарствах, я бы понял. А если человек передо мной берет последние три гриль-курицы и это последние курицы на сегодня, мне как-то не придет в голову "чувствовать несправедливость".

Если не приплетать сюда цивилизации и уйти от обобщений: два человека отстояли очередь, честно дождались своей, взяли 12 багетов. Может, у них большие семьи. Может, у них дети болеют и эти дети любят багеты. Может, они в путешествие собираются. Мало ли что. Но нет - тут два хама с матерщиной (на языке, французам не менее непонятном) "восстанавливают справедливость", то есть отбирают багеты. Вместо того, чтобы подождать своей очереди.

Там в тексте есть любопытные маркеры, позволяющие предположить подоплеку ситуации: "двое оккупантов «сынов пустыни» в характерных одеяниях - ночнушки до пят... Стоят, кстати, красавцы, тоже интересно — отдельно от очереди, чтобы случайно не оскоромиться..." и так далее. Я верно понял - мы имеем дело с банальным шовинизмом?

Тогда не надо впаривать про "справедливость", пожалуйста.

Кажется, именно о таком восприятии мира пел лирический герой БГ (см. заголовок поста). Или я очень далеко от, э, даже не знаю, от чего я далеко. Но в этой истории никакой справедливости не вижу.