September 3rd, 2010

キョン

Ямба от хорея

Сидит на работе в темнице сырой
Дождем окропленный поэт молодой.
К экрану, издрогнув, малютка приник,
Обняв, его греет жежешный дневник.
道

Гиппиус: рифмы и прочее

"Миндальный цветок":

Качаясь, огни побежали,
Качаясь, свиваясь в клубок...
О кали, цианистый кали,
О белый, проклятый цветок!


Не совсем понятно, почему "кали" вместо "калий". Элемент таблицы Менделеева всё ж таки.

"Петроград":

Во влажном визге ветреных раздолий
И в белоперистости вешних пург,
Созданье революционной воли -
Прекрасно-страшный Петербург!


Это одна из худших рифм, которые я когда-либо видел. А вот "прекрасно-страшный Петербург" - очень точно.

В "Осенью (Сгон на революцию)" впервые в жизни увидел слово "взашей" с ударением на первом слоге (словарь дает вполне):

Нет революций краснее нашей:
На фронт — иль к стенке, одно из двух.
...Поддай им сзаду! Клади им взашей,
Вгоняй поленом мятежный дух!


Наконец, "Видение (Этюд на "Анте")" говорит нам кое-что о Троцком:

Эр-Эс-Эф-ка — из адаманта,
победил пролетарский гнев!
Взбодрились оба гиганта,
Ульянов и Бронштейн Лев.


Тут, если соблюдать размер, только [брОнштейн], а не [бронштЕйн], как сейчас говорят (по меньшей мере, я слышал только такой вариант).