February 21st, 2011

二人

Пенелопе

Возвращаюсь к тебе, дорогая моя Пенелопа,
Как бы ты ни звалась в этом дивном и новом.
Надоело глядеться в стеклянное око циклопа.
Возвращаюсь к основам.

В мире сложных богов, очумело качающих скиллы,
Мы с тобою никто, но с приставкою «крипто».
Нас не примут в свой замкнутый круг ни визгливая Сцилла,
Ни дурная Харибда.

Лучше плыть одному, чем в компании теплой на блюде
Да в разверстые пасти титанов надменных.
Здесь становятся свиньями в общем приличные люди,
Чьи стремления бренны.

Лестригоны стригут барыши, ловят кайф лотофаги,
Мы с тобою - и то позабыли друг друга.
Разгони женихов, подними наши прежние флаги,
Дорогая супруга.

Завтра в восемь меня призовут на работу сирены.
Я заплыл далеко, но уже не печалюсь.
Разделяющий нас океан мне теперь по колено.
Я к тебе возвращаюсь.
キョン

Постмодернизьм

В январском номере журнала "Полдень XXI век" (рекомендованная цена 30 рублей, куплен на вокзале за пятьдесят) есть статья Дмитрия Проскурякова "Смерть изобразительного, или Триеризм в современном искусстве", а в ней есть такой пассаж:

Кто-то из зарубежных классиков постмодернизма однажды с грустью констатировал, что даже фраза "Я люблю тебя" уже не может быть сказана в простоте - ибо слишком заезжена, слишком много раз была использована кем ни попадя и где ни попадя. Ее неизбежно придется сопровождать экивоками навроде: "Ну, ты же понимаешь... как говорил когда-то Ромео Джульетте... или Тристан Изольде..."

У меня, скажу честно, хреново с классиками постмодернизма, но я вспомнил, что похожий пассаж был в "Заметках на полях "Имени розы"" Умберто Эко, главка "Постмодернизм, ирония, занимательность", и сказано там буквально следующее:

Но наступает предел, когда авангарду (модернизму) дальше идти некуда, поскольку им выработан метаязык, описывающий его собственные невероятные тексты (то есть концептуальное искусство). Постмодернизм - это ответ модернизму: раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение ведет к немоте, его нужно переосмыслить: иронично, без наивности. Постмодернистская позиция напоминает мне положение человека, влюбленного в очень образованную женщину. Он понимает, что не может сказать ей "люблю тебя безумно", потому что понимает, что она понимает (а она понимает, что он понимает), что подобные фразы - прерогатива Лиала [псевдоним Лианы Негретти, ударение на последний слог]. Однако выход есть. Он должен сказать: "По выражению Лиала - люблю тебя безумно". При этом он избегает деланной простоты и прямо показывает ей, что не имеет возможности говорить по-простому; и тем не менее он доводит до ее сведения то, что собирался донести, - то есть что он любит ее, но что его любовь живет в эпоху утраченной простоты. Если женщина готова играть в ту же игру, она поймет, что объяснение в любви осталось объяснением в любви. Ни одному из собеседников простота не дается, оба выдерживают натиск прошлого, натиск всего до-них-сказанного, от которого уже никуда не денешься, оба сознательно и охотно вступают в игру иронии... И все-таки им удалось еще раз поговорить о любви.

Если это тот самый "классик постмодернизма", остается лишь удивиться тому, в каких причудливых монстров мутируют иные собачки за время пути.
  • Current Music
    Агата Кристи - Кондуктор