February 28th, 2011

アグリッピン

"Время и семья Конвей"

Обычно эту пьесу трактуют так: первое действие (1919) - надежды, второе действие (1937) - утраченные надежды, третье (1919) - возвращение в прошлое, когда ты понимаешь, что надежды можно утратить, главное - не потерять себя. Мне же в третьем действии видится попытка изменить будущее с непонятными последствиями. Конкретно - вот тут:

Миссис Конвей (начинает разливать чай). Совсем как в прежние времена. Правда ведь? Кажется, что мы так долго дожидались этого. Мне надо бы снова погадать сегодня.

Хейзел (с жаром). О да, мама, пожалуйста!

Кей (довольно резко). Нет!


Отчего это резкое "нет"? Оттого ли, что гадание означает попытку заглянуть в будущее, которое всё равно будет куда хуже, чем представляется Конвеям, или оттого, что гадание на что-то повлияет, и если его не будет, будущее изменится? Ответа нет - но его, видимо, и не должно быть.
道

Врата иджтихада

Понимаю, что источник вторичный, а я неуч, но стало реально интересно. Вот в Википедии пишут про Мухаммада бен Али ас-Сенуси (1787-1860), основателя тариката сенусийя, члены которого партизанили и партизанят в Ливии:

He also argued that learned Muslims should not blindly follow the four classical schools of Islamic law but instead engage in ijtihad themselves.

Это было еще до основания суфийского ордена, в те времена, когда сайид пререкался с улемами Аль-Азхара.

В умных книжках (напр.: Родионов М.А. "Ислам классический". "Петербургское Востоковедение", 2001, стр. 126) я читал о том, что с Х века врата иджтихада в суннитском исламе считаются закрытыми. А Великий Сенуси, получается, не считал эти врата закрытыми? Делает ли это его шиитом в глазах суннитов - или суфиям можно?

Извините за обилие странных слов, но правда интересно же.