November 1st, 2011

道

А кстати, про Толкина

Вопрос совершенно без подвоха, мне правда стало интересно на днях.

Я понимаю, почему Голдинг назвал свою книжку "Повелитель мух". И я понимаю, почему Желязны назвал свою книжку "Князь Света". А почему Толкин назвал свою трилогию "Властелин Колец"?

Серьезно. Название - штука вообще серьезная. Что Профессор вдохновлялся исключительно звучностью - как-то не верится. Почему Саурон-то? Это же, ну, местный аналог дьявола. И трилогия все-таки не столько о нем, сколько о других героях и вещах. Скорее уж она о Кольце и Войне Кольца, чем о "величайшем враге Свободных Народов Второй и Третьей эпох" лично. Сам Толкин как-то объяснял это дело?
道

Оборзевшие

Видимо, позавидовав успеху "BBC History" и "Geschichte", "National Geographic" запустил свой исторический журнал - "Exploring History":



У нас он продается с другой, "римской" обложкой (а Линкольн, скорее всего, локализация для США), но дело не в этом.

Они хотят за него 12 евро.

100 страниц. 12 евро! 100-страничный "BBC History" стоит шесть с чем-то евро - а по содержанию он куда разнообразнее и, извините, непопсовее. Роскошный "Geschichte", издающийся раз в два месяца по совсем иному принципу (берется одна тема и рассматривается со всех сторон; последний номер посвящен Японии, например), насчитывает 148 страниц - и стоит 8,25 евро. Я сравниваю цены в нашей рознице, разумеется.

"National Geographic" оборзел просто.
道

You and me and us

В этой сказке - три кольца на пару наших имен:
Одно с котом, одно со львом, одно - кольцо времен,
Но лев и кот сбежали от нас, и времени - ни черта,
И в черных дырах наших зрачков клокочет пустота.

У этой сказки три конца, как три строки Басё:
Один хороший, один плохой, один - ни то ни сё,
Ты сделала выбор, я сделал выбор, гудбай, прощай, адьё,
Мы разминулись на глубине в ктулху тысяч льё.

За этой сказкой - три правоты, и схема, увы, проста:
Одна твоя, одна моя, одна - на двоих правота,
А значит, никто из нас не прав, и спорить нам не резон,
Ведь мы проиграли - ты и я - сказку, и явь, и сон.
道

Вечернее

"He paid as little attention to his dress as he did to his words", - пишет иранский профессор Сейед Хоссейн Наср про моего почему-то любимого исламского философа Сухраварди. Замечательно насчет слов, правда? Мы живем в культуре, которая постулирует идеалы лексической точности и адекватности, особенно для философов. Видимо, тут коренится проблема, с которой я сталкиваюсь довольно часто. "Ты это обобщаешь или про себя говоришь?" Я всегда говорю про себя, даже когда обобщаю, и все люди поступают точно так же, что бы они про себя ни думали. Наши реплики - всегда функции от обстоятельств, они не имеют самостоятельной ценности. В какой-то книжке про дзэн приводилась история о раввине, который любил сравнивать жизнь с разными предметами. "Жизнь похожа на колесо", - сказал раввин как-то раз. Ученик записал сравнение и мысленно обсосал его со всех сторон. В другой раз раввин сказал: "Жизнь напоминает прямую линию". "Постойте, учитель, а как же колесо?" Слова важны, дык, но. He paid as little attention to his dress as he did to his words. Надо перевести на старофранцузский и написать на личном гербе, когда и если герб появится, ясен пень.

***

Глубокий Внутренний Мир в плане литературы отлично подходит для описания Глубоких Внутренних Чувств, то есть себя, любимого. Там жалость к себе, возведенная в ранг поэзии, там увядшие и не очень мечты, выстраданные и потому весьма лиричные, там, короче говоря, сияющие вершины "я". Там вечная поволока изысканного трагизма (красивая) и совсем нет самоиронии, не говоря о чувстве юмора. Больше там нет ни фига, потому что Глубокий Внутренний Мир ничего не умеет, кроме как любоваться собой. Это не та дорога, Коля, которой ты хочешь идти, если говорить о литературе. Запомни и обдумай на досуге, а еще лучше - даже не обдумывай: иди своей дорогой и всё тут. "И ноги у них не бледные, а, как у всех, волосатые". (Спасибо, Антон Павлович.)

***

Как поступать с теми, кто тебя предал? Как относиться к тем, кто тебя предал? Я еще не решил пока. Попросту не могу понять. Наверное, если бы я был нормальным христианином, я бы знал, но увы. Честно говоря, я надеялся, что мне не придется решать подобные вопросы, да и еще много на что надеялся. Зряшные были надежды, как оказалось.