March 3rd, 2012

兎

Need Help With Picasa

У меня с утра обнаружилась проблема. Я уже года полтора успешно пользуюсь в качестве фотобанка Пикасой. До сих пор все было просто: если фотка небольшая, сохраняешь фотку, щелкаешь по ней, она открывается программой Picasa Photo Viewer, нажимаешь на Upload, фотка уносится по проводам в папку Dropbox - и ура. Если фотка большая, щелкаешь на Open with Picasa и там уже отправляешь ее не как она есть, а облегченную, в ту же папку Dropbox.

Утром Как проснулся, попытался проделать ту же операцию с одной фоткой. Не смог - Picasa Photo Viewer сказал, что album is full, полон то есть. Я полез на сайт. Оказалось, что у папки Dropbox (и, видимо, у других папок) есть ограничение - 1000 фотографий. Больше в них не лезет. И я вчера этот лимит исчерпал.

Разумеется, можно загонять фотки в другие папки. Проблема в том, что прежнего удобства нет. Теперь надо открыть фотку не в Picasa Photo Viewer, а непременно в самой программе Picasa и оттуда ее отправить куда следует.

Или, может быть, кто-то знает, как сменить дефолтную папку в Picasa Photo Viewer?

Потому что другой вариант - чистить папку Dropbox - мне не улыбается: линки-то из ЖЖ, с Фантлаба и из других мест ведут на нее и автоматически не обновятся.

Что делать что делать (с)
道

"Юго": the second thoughts

Сводил маму на "Юго" Мартина Скорсезе. У нас странно с этим фильмом: очень ограниченный прокат в крупнейшем мультиплексе, что-то вроде 10-20 сеансов, и полное отсутствие субтитров, что для нас - вопиюще. Ну то есть - все вроде смотрят на английском окей, но все равно странно.

Укрепился во мнении, что это не фильм, а чудо из чудес, буквально a miracle of rare device. The pun intended, потому что это стимпанковое чудо. "Юго" ведь и начинается с двух ключевых стимпанковых звуков: часовой механизм + прибывающий паровоз.

И я на этот раз подумал банальную, но, извините, мысль.

Что такое трагедия Мельеса? Это по сути часть трагедии XIX века. Историк Эрик Хобсбаум первым выделил так называемый "длинный XIX век", 1789-1914, и обе даты, я думаю, всем понятны. Это понятие пересекается и с викторианской эпохой в широком смысле слова (говорят же о "викторианской Америке"), и с эпохой стремительного технического прогресса, который повлек за собой невиданные доселе социальные сдвиги, в частности, появление среднего класса, как следствие - выявились недостатки капитализма, не говоря о феодализме, как следствие - люди стали задумываться о том, как изменить Систему, и во многом Система менялась, появились новые утописты, социалисты, коммунисты и так далее. В этом длинном XIX веке многое было ужасно и не так, но он явился плодом все-таки эволюции, ставшей возможной после Великой Французской. И к самому своему концу эпоха подавала очень большие надежды, частью которых был кинематограф и мсье Жорж Мельес. А потом грянула Великая война, после которой (в Европе, по меньшей мере) и Мельес, и викторианство, и многое другое довоенное сделалось чуждым. Это был другой мир, лучше, чище, добрее - и при этом уже недостижимый. Поэтому люди поступили с ним так, как поступают обычно в таких случаях: одни забыли, а другие высмеяли. Ну а потом, почти сразу, случилась Вторая мировая, и "после Холокоста теодицея стала невозможной".

Я вижу тут параллель с человеком, в жизни которого случилась не одна даже, а две страшных трагедии подряд, - и человек сломался. В "Юго", собственно, прямым текстом так и говорят: he is broken, so we will try to fix him. Я не о каких-то "травмах народного сознания" сейчас, я, скорее, об обстоятельствах культуры в целом.

И вот мне интересно: нас можно как-то глобально починить? Это было бы единственно возможное Возрождение, мне кажется. И я вижу, как масса писателей и режиссеров делает что-то в этом направлении, и это весьма благородная цель - и вообще люди устроены так, что мечта, любовь и гуманизм самовосстанавливаются спустя время. Может быть, я это до сих пор ощущал интуитивно, но: прежде, чем идти дальше, надо по максимуму вернуться к финалу длинного XIX века. Возможно это на новом витке - или нет?
  • Current Music
    Paul Shapera - The Steampunk Opera Overture