March 23rd, 2012

道

Дневноэ

Вкус жидкости можно оценить так: нужно очень сильно захотеть пить, открыть бутылку с жидкостью, залпом влить в себя столько, сколько хочетя выпить, и ощутить послевкусие. Оно и скажет нам все о вкусе жидкости. По итогам этого опыта латвийский грушевый лимонад был признан чем-то средним между клеем "Момент" и хозяйственным мылом.

***

Вчера наблюдал, как все сотрудники магазина электроники с друзьями и родственниками полчаса пытались сделать шатдаун компьютеру, на котором установлен "Линукс". Все понимали, что это должно быть Очень Просто, но методическое обыскивание всех доступных пунктов меню давало нулевой результат. А "Линукс" просто отключался - кратким нажатием на кнопку пуска.

***

По инфе от оргов: концерт Земфиры (19 апреля) переносится на осень.

***

Мою голову можно стричь бесконечно. При беглом осмотре непременно найдется какой-нибудь укромный недоподстриженный уголок. Поход в парикмахерскую - как ремонт: невозможно закончить, можно только прекратить :)

***

И вечный труд. Покой такой покой.
アグリッピン

Быков о романе

Безжалостный текст Дмитрия Быкова про то, каким стоит быть современному роману.

Модернизм раздвинул не только эстетические, но и философские горизонты. Без опыта модернистов писать коммерчески успешную прозу — значит по примеру Хоттабыча делать мраморный телефон. Как раз сегодня все нужное для коммерческого успеха — стремительный, непредсказуемый, ветвящийся сюжет, лаконизм, точный эпитет — можно толком освоить, только если прочесть гигантский массив серьезной западной прозы эдак с десятых по семидесятые; но кто же в России может этим похвастаться?..

Современный роман должен быть богат, многообразен, сложен, пестр, умен. И читатели для этой книги есть, и реальности хоть отбавляй, нет только писателя, который готов потратить время и силы на освоение бесконечно изысканного инструментария, с помощью которого сегодня уловляется реальность. А без этого инструментария можно выловить из пруда разве что калошу, которой мы и кормим невзыскательного отечественного потребителя, но мировому такого лучше не предлагать.


Йеп. В качестве одного из примеров справедливо приводится "Against the Day" Пинчона.

Что в связи с этим думать о современной (не только русской, но и русской в том числе) фантастике - дальше, как говорится, неразборчиво.
道

Ветераны Первой кармической

Ветераны Первой кармической рифмуют "кровь" и "любовь" с остервенением, и на тех, кто мыслит логически, смотрят в упор с безжалостным подозрением, избегают дурных впечатлений, на целующихся придурков взирают стоически и бредут тропою сомнений, натыкаясь на инвалидов Третьей психической.

Те, кто пал на поле Предательства, превращаются в зомби, молчащих при первой возможности, и ужасные обстоятельства принимают, судьбе покорясь, как дань непреложности, и живут без всякой тревожности, на скамье подсудимых являя пример соглашательства, и за грех великой ничтожности их казнят погибшие на холме Помешательства.

Кто в крови и белых бинтах, кто в веселии, кто в подпитии, кто в истерике, кто по-прежнему на фронтах, кто в деревне, кто в Москве, а кто и в Америке, нигилисты и неврастеники, из рогаток стрелявшие в сталь обмана и страха, неживые, но не изменники, и в груди вместо сердца у каждого - божья птаха.