May 1st, 2012

兎

Это феличитаааааа (с) Наутилус Помпилиус

Первые серии "Сакамити-но Аполлон", "Космобратьев" и "Хёки" скачал. А сейчас вместо того, чтобы работать, я буду читать последнюю нонфикшн-книжку Муркока. Очень светлое утро, местами смешное, местами война со всех сторон. Ну что ты будешь делать. (Отдыхать, Коля, отдыхать!)
道

Хайнлайн, Мэнсон, Прист: всем сестрам по серьгам

Муркок свиреп и прав, как никто. Про фантастику как она частенько есть:

Bound by their established conventions, these writers produce tales virtually indistinguishable one from the other, using the same technical devices, the same vocabulary, the same characters and the same plots, but introducing a new 'marvel' from time to time. Changes are rung on a few ideas against a few basic, prepared backdrops (overcrowded future cities, space war/exploration, virgin planet) and it seems to me that the title of one of these books, recently published, neatly summed the whole process up - it was called Inverted World.

"Опрокинутый мир" в русском переводе. Гы-гы-гы. А дцать лет спустя тот же Кристофер Прист возмущался нелитературностью номинантов на какую-то НФ-премию (вечная война идеологов и штилистов, я полагаю).

Ну и:

Naturally, like Marie Corelli, who was convinced of her own profundity, there are writers like Robert Heinlein who have pretensions to social criticism. This is embarrassingly unintelligent, but, for their fans, who are usually of a naïvely messianic disposition themselves (Heinlein's most notable fan must be Charles Manson), it puts their work somewhere 'above' mere commercial fiction...

Я не буду даже примерно описывать картину маслом, которая выйдет, если транспонировать все это на русскую фантастику. Чтобы никого не обидеть. И это я еще не читал "Кетополис" :)
アグリッピン

Чтение как дерево

Читать на чужом языке эссе умного человека, вплавленного в матрицу культур, с которыми ты не вполне на короткой ноге, - все равно что карабкаться по раскидистому дереву. То на одну ветку занесет, то на другую. И ветки эти бесконечны. Как люди находили информацию в безынтернетную эпоху - я слабо себе представляю. То есть, конечно, представляю, сам сидел в библиотеке в свое время, но - но.

Прочитав три маленьких текста Муркока, я заодно узнал, кто такой Николай Маслов, автор популярной во Франции манги для взрослых про советские концлагеря, разобрался поверхностно с историей казни Карла I, которая на деле не убийство, а судебный приговор аристократу, обвиненному в государственной измене, познакомился с блестящим переводом пушкинской "Русалки" Джорджа Борроу, надыбал цитату из эдвардианского поэта, точно подходящую к Харуки Мураками, нашел в Сети роман про викторианского героя Джоррокса, которого почитал персонаж моей любимой книги "Полковник Брэмбл и его друзья" Моруа, открыл для себя интересный взгляд на Вторую мировую, который надо будет однажды использовать, постановил прочесть "Машина останавливается" Форстера, узнал о сборнике Бертрана Расселла "Кошмары известных людей", включая кошмар Сталина (надо было его перевести и отправить на "Грелку", вышло бы забавно), и сделал еще много зарубок на дереве сознания.

Теперь можно и поработать.