October 6th, 2012

道

Мастерс и история

Говорили тут про историю, я вспомнил цитату из Эдгара Ли Мастерса. Полез смотреть в Сети - нет там ни "Антологии Спун-Ривера", ничего. И, оказывается, перевод Мастерса на русский не переиздавали на бумаге с 1990 года. А это, мягко говоря, свинство. Таких поэтов надо знать наизусть.

Кстати, Воннегут цитирует Эдгара Ли Мастерса в "Колыбели для кошки". Точнее, его там цитирует посол Минтон. Очень к месту (но у Мастерса вообще все к месту).

И про историю - мне кажется, я нашел удачную метафору. Историю, как и любой язык, можно рассматривать как знаковую систему. Объем лексики истории, безусловно, пугает. Но вот грамматика истории вполне постижима, мне кажется. (Для христиан грамматика истории и есть Бог. Для буддистов она - подтверждение того, что мир работает именно так, а не иначе. Слово "Бог" предпочтительнее, потому что короче.)
道

Жизнь разнообразна и удивительна

Этим вечером я практически одновременно поглощал три культурных явления: мангу Макото Синкая и Мидзу Сахары "Голос далекой звезды", фильм "Комната 237" про кубриковское "Сияние" и спектакль пермского театра "У Моста" "Сиротливый Запад" по пьесе Мартина нашего МакДонаха. Ну вот так получилось. Не то чтобы я стремился к насыщенной жизни, но как-то вот так получается.

Манга очень хороша, особенно тем, что идет дальше синкаевского фильма.

"Комната 237" показывает нам, какими ебанутыми бывают люди. На выбор: либо Кубрик был сильно ебанутый, либо его интерпретаторы, либо, что называется, both. Потому что мне рассказывают, что "Сияние" - это фильм о Холокосте, уничтожении индейцев, сексуальной революции, а также про высадку "Аполло" на Луне: ходили слухи, что Кубрик был режиссером фальшивой пленки об этой высадке, и он поменял номер в гостинице с 217-го на 237-й, потому что до Луны 237 тысяч миль. На деле 239 тысяч, но чего уж. Иначе говоря, фильм "Комната 237" просто блестящий. Он о том, что поиски смысла - штука очень тонкая (потому что нельзя отрицать, что с "Сиянием" совсем не все так просто, и но и принимать на веру всю конспирологию нельзя тож).

Ну а "Сиротливый Запад" - это шедевр. Это про ирландских братьев, которые отравляют друг другу жизнь (один из них застрелил отца, потому что тот смеялся над его прической, а второй обещал подтвердить, что ружье выстрелило случайно, если брат подарит ему свою половину дома, и это только малая часть их "любви" друг к другу, хотя и любят они друг друга по-братски тоже), и про священника, который приносит себя в жертву, чтобы хоть кто-то на этой земле стал лучше. Вот эти братья, например. Фактически МакДонах написал о христианстве - об основании и продолжении христианства. Естественно представить себе, как Иисус идет на крест с мыслью, что, Господи, может, хоть что-то теперь изменится. И как потом Его смерть удерживает от зла апостолов, а за ними - thousands of millions crying for this man. В одной небольшой пьесе - суть христианства, прощения и раскаяния, и та тонкая грань, которая не дает миру пропасть. И еще масса всего. О том, что самоубийцы попадают в ад, а убийцы, если раскаются, в рай: "Хорошо быть католиком! Застрелил отца - и ничего страшного" (с)

Я в связи с этим вспомнил историю об убийце в протестантской и католической церквях из любимого романа "Полковник Брэмбл и его друзья" Андре Моруа. Если коротко: убийца идет по дороге и видит протестантскую церковь. Дай, думает, исповедуюсь. Заходит и говорит: "Хочу исповедаться, отец". - "Слушаю, сын мой". - "Отец, я убил". - "Что? Да как вы смеете являться в Храм Божий? Я сейчас же вызову полицию!.." Убийца еле уносит ноги, а тут католическая церковь. Он заходит. "Хочу исповедаться, отец". - "Слушаю, сын мой". - "Отец, я убил". - "Сколько раз, сын мой?"