October 26th, 2012

キョン

Песня о хоббитах

[Узнал сегодня, что в переводе Муравьева и Кистяковского Ривенделл - это Раздол, а Рохан - Ристания. Поражен в пятку. Предложил переименовать Ородруин в Дрын-гору.]

Переводу Кистемура посвящается

В глухолесье лихом, где трепещут осины,
Где кидают онты по привычке понты,
По полянной траве людозайцы бродили
И швыряли, как на Зоне, гайки и болты:

"А нам все равно, а нам все равно,
Пусть глазеет злой Саурон в нору!
Мы ему в лицо как швырнем кольцо,
Бросим артефакт прямо в Дрын-гору!

А нам все равно, а нам все равно,
Пусть наш Враг зовет Мордор к топору, -
Храбрым станет тот, кто пешком ползет
И Кольцо снесет прямо в Дрын-гору!"

А над ними летят спецназгулы в тумане,
А внизу, матерясь, гномы что-то куют,
За багровым бугром Горлум с Шелоб буянят,
Зайцелюди очень страшно песенку поют:

"А нам все равно, а нам все равно,
Ну, мечи на стол орочью икру!
Хоббитания не ложится в размер, поэтому мы за родный Шир порешим весь мир,
Спустим мы Кольцо прямо в Дрын-гору!

А нам все равно, а нам все равно,
Если мы кому вдруг не по нутру!
Храбрым станет тот, кто не идиот
И Кольцо спихнет прямо в Дрын-гору!

А нам все равно, а нам все равно,
Пусть откусят нам палец или два!
Крепок наш кулак! Враг получит в Зрак!
Нам и Дрын-гора будет трын-трава!"

Извините, если кого Березин (тм)
道

Щербатской в буддизме

Забавно: когда Федор Ипполитович Щербатской во "Введении" к "Буддистской логике" пишет: "Эта логика отрицала бога, отрицала душу, отрицала вечность", - эти три слова играют с читателем (скорее всего, вышедшим из западной культуры) дурную шутку. Собственно, какие бог, душа и вечность имеются в виду? Ответ "всяко не христианские" не столь уж очевиден, правда? Отсюда губерния пляшет до самых смелых выводов в отношении буддизма. В частности, по поводу души.

Речь, если вникнуть, идет о неизменной душе - специфическом конструкте, надо думать, брахманов. Речь, более того, о некой душе, "для которой реальность является статичной и адекватной понятиям нашего мышления" (по логике "реалистов, школ ньяи, вайшешики и мимансы"). Эту душу буддисты всячески отрицали, заменяя ее потоком элементом дхарм. Но, блинский блин, - но: сразу выясняется, что речь не о броуновском движении простейших элементов, а о жестко координируемой законами причинности (карма) системе (самскара) психических энергий, которые ко всему прочему делятся на нравственные, безнравственные (они же очищающие и загрязняющие восприятие) и нейтральные. И пуще того: конечной целью полагалось спасение (нирвана), в котором типа "все элементы или все "синергии" утратят свою силу и достигнут вечного покоя", но при этом, понимаете ли, "элемент "незагрязненной мудрости" превращается в центральный и доминирующий принцип святой жизни".

Вот что это? А очень просто. Это и есть душа.

Весь упор (или, как сейчас модно говорить, акцент) на несуществовании души в буддизме - это отголосок борьбы с неадекватной концепцией восприятия, закрывающей путь к спасению. Между тем достаточно дать себе труд чуток подумать, чтобы понять: учение, в котором основой основ провозглашается победа нравственного, "чистого" элемента души, вряд ли противоречит христианской идее спасения. Ну и - кагбэ ясно, что если, как верят махаянцы, просветленное существо может вернуться обратно в сансару спасать других (бодхисаттва) или по меньшей мере влияет на сансару заочно, из состояния нирваны (будда), - значит, это самое зерно духа с вектором спасения в нем сохраняется. И что, после этого можно говорить о буддизме, отрицающем личность? Помилуйте. Буддизм всецело утверждает индивидуальную личность.

Вопрос, конечно, что понимать под личностью, но: "Я хочу знать, я просто хочу знать, будем ли мы тем, кто мы есть, когда пройдет боль".

Будем.

Между тем у нас выпал снег, а я в кроссовках и куртке. Но что уж. Ветер бы поутих только.