March 4th, 2013

カメレオン

Сегодня - их день (с)

Прошел День писателя? И славно. Все равно вспоминается только жванецкое "сегодня - их день".

Я не очень-то доверяю тут словам. Вот выходит человек и говорит: я - писатель. Что он имеет в виду? Что он так себя ощущает? Что это его способ самоидентификации? Что это его профессия? Что это его хобби? Что он издал одну книгу? Что он издал двадцать книг? Что он читал "Данс макабр" Стивена Кинга? Что он прочел учебник "Как охарактеризовать персонажа и остаться счастливым"? И что, какой-то пункт из этого списка говорит нам, что он точно писатель? Я не понимаю, правда.

А уж когда говорят во множественном числе, мол, мы, писатели, - это и попросту перемножение неизвестных с намеком на членство в 40-градусной фандомасонской лаже.

У поэтов, правда, все еще хуже. Как выйдет кто-то со словами "я поэт", так надо сразу уносить ноги. А не то лицом в грязь хрясь!

Это примерно как с христианами и буддистами: то и другое не имеет ничего общего с самоидентификацией. Мера того и другого определяется не самим человеком (и не здесь). Но здесь можно пытаться хоть немного соответствовать.

Впрочем, от этого вашего мира я вообще не в восторге.

Это, кстати, не значит, что я кого-то не люблю.
カメレオン

Тогда узнали мы всю правду про его (с)

На Фантлабе открыли библиографию Данте Алигьери.

Произведение довольно тяжеловесное и рекомендуется к прочтению как ни странно подросткам. По-крайней мере, той ее части, которая способна читать не по слогам. Поэма пропитана массой ссылок и упоминанием Вергилия, что накладывает дополнительный вес на разум читателя. Однако, если после десяти страниц читатель не бросил данное произведение — он не бросит читать его до конца, а порой, чего уж греха таить — начнет его перечитывать.

Кто из нас не помнит нетленное «..оставь надежды — всяк сюда входящий»? Эти строки именно отсюда. Итак. Герой поэмы начинает свое странное путешествие в ад в компании с тенью того самого Вергилия. Ад состоит из нескольких кругов, которые населены грешниками, рассортированных по мере тяжести совершенного. Прелюбодеяние, воровство, ложь, убийство, и проч. Ужас ада крепко перемешан с социальной составляющей и завуалированой политической составляющей.

Только для любителей прекрасного, философски настроенного населения, ранее прочитавших «Фауста».


Оценка: 10.

Это поросто шедевр! Такое не каждый напишет.

Оценка: 7.

Только что дочитал “Божественную комедию” Данте Алигьери. В принципе мне понравилось, но могу сказать одно, это явно не мое. Даже несмотря на живой язык, очень яркие и красивые описания, мне как человеку, далекому от поэзии и высокого слога, много чего неясного осталось в поэме. Но в целом книга понравилась, хоть многое и непонятно… После поэмы еще страниц 200-300 комментариев и исторических справок, честно говоря я не стал трать время на их чтение, т.к. это долго и нудно, а я хотел просто прочесть классику и погрузиться в атмосферу прекрасного. Собственно Данте и его высокий слог помогли мне выполнить эту задачу на все сто.

Оценка: 9.

Этот автор не является фантастом как таковым и не включен в рейтинг фантастов

Храни Господь.