August 21st, 2013

道

(Не)страшно

В автобусе Птрбрг-Тллнн посмотрел третьего "Берсерка". (Пришлось развернуть экран к окну, а то сзади какой-то ребенок принялся смотреть. Нет, ребенок, тебе еще рано.) Я ждал чего-то совсем ужасного, отзывы же были ох. Ну, ужас, конечно, но не ужас-ужас. Сильно мешает немота Гриффитса, в остальном - все вполне ожидаемо, кроме довольно-таки бессмысленного действа, которое преображенный Гриффитс сотворил с Каской. Я понимаю, что это он от ревности. Любовные треугольники с участием двух и более влюбленных друг в дружку мужиков - вообще довольно страшное дело, как показал нам еще исторический детектив "Табу" режиссера Н. Осимы. Но он же Гриффитс - каким был, таким и остался. Абсолютная власть развращает абсолютно и так далее. В общем, второй фильм, где особенных ужасов в виде чудовищ, поедающих товарищей Гатса, не было, показался мне куда более страшным. Выбор все сделали именно там. Третье кино - о последствиях, не более.

***

Между тем разбирался сейчас в постиранными носками и зверски перепугался насекомого, которое проникло в комнату вместе с бельем с балкона. Насекомое испугалось взаимно, было поймано салфеткой и отпущено на волю. Страшнее "Берсерка", ужас.

***

На прерафаэлитской выставке была обнаружена картина Симеона Соломона "Сафо и Эринна в митиленском саду":



- Ух ты, - сказала моя спутница, картинно всплеснув руками. - Это что же я вижу! Это я вижу разжигание! Надо срочно звонить депутату Милонову! Это как же так?..

Да-да. Грустно посмеялись по этому поводу. Разжигание, куда ж ты тут.

Впрочем, настоящее разжигание - это приютившийся в соседних залах Пушкинского музея Тициан. Необъятные женщины без одежды и страдающие элефантиазом младенцы. Мы побродили среди них минуты две и вынесли Тициану стойкое порицание. И вернулись к прерафаэлитам. На прерафаэлитских полотнах мы вглядывались в каждую деталь.
二人

Устав от лета

В голове, устав от лета,
вихри веют в гуще мрака.
Кроме яростного света -
ни значения, ни знака,
ни намека на дорогу.
Окоемом правит осень.
Поражен молчаньем Бога,
я застыл средь местных сосен -
кисть кусающий писец,
и за пазухой свинец.

Приравнявшись к праху мира,
дао в нем живет безвидно.
Я хватаю эту лиру -
и бросаю. Очень стыдно.
Субкультура не прошита,
остров блажи двинул кони,
и на древних мегалитах,
очумев от дисгармоний,
в небо я огонь мечу,
как безумный пикачу.

Вот забытый текст-процессор,
превращающий секретно
в честь неведомой принцессы
гущу мрака в кущу света.
До прибытья не сселиться
из подлодки дробь ковчега,
но живут сквозь все границы
в бесконечье льда и снега
люди с внутренним огнем.
С вами так тепло. Прием.
道

Лост ин транслейшн

Китаист Василий Михайлович Алексеев исчерпывающе сформулировал основную проблему перевода на уровне языка: нужно ли при переводе оказывать предпочтение обслуживающему языку (т.е. с которого мы переводим) и не лучше ли будет считаться исключительно с повелительными требованиями языка обслуживаемого? Именно. Отсюда - поле возможностей, практический баланс, адекватность и прочие интересные штуки.
兎

Что-то как-то

Начиная с московского литфеста в 2010 году меня перестали накрывать волны ностальгии. Я как-то понял тогда, что это уже скорее кусок моей жизни, чем наоборот, что можно контактировать со всеми этими людьми, что связи не порвутся и так далее. Еще я повзрослел, видимо, или мне так казалось. Я даже начал снова ездить на конвенты. В середине 2000-х я перестал это делать в том числе из-за постконвентной грусти.

И следующие три года не было никаких ностальгий. Даже несмотря на всю обширную фигню 2011 года. Или благодаря ей, не знаю.

А сейчас вот ностальгия вернулась. Ослабленная, прозрачная, не очень-то грустная, но вернулась. Что-то было на этой Фантассамблее такое, что пробило даже эту броню. Я даже не понимаю, было бы лучше, если бы кон длился неделю вместо трех дней, или, наоборот, хуже. Но что мне мало - это ясно. То ли в насыщенности дело, то ли в концентрации своих, то ли еще в чем-то.

Вообще, меня бунинская концепция зарниц счастья - мол, счастья нет, а есть лишь зарницы его, цените их, живите ими - всегда напрягала по страшной силе. Не люблю я темные аллеи. (Сам-то Бунин известно чего вытворял - см. "Дневник его жены". "Писатель среди людей" (с), понимаете ли.) И ностальгию я тоже не люблю. Но вот - на этом конвенте как-то сложилось всё. Я отчетливо понимаю, что "Финрод-зонг" с Катей Гопенко увижу вряд ли когда. И МакДональда нескоро. И Ину Голдин, хотя Ину все же скорее, если сложится. И с Зоричами мы видимся подозрительно редко - раз года в три, что ли. И других людей нескоро увижу - они знают. И всего три дня. Ну товарищи, блинский же блин, всего три дня, говорит моя ностальгия. Ящик сока и всех обратно, а? Ых.

Что я сделаю: разверну этот поток и направлю его на благие дела, чтобы дальше было легче, проще и интереснее. И в том числе можно было видеться с друзьями чуть чаще. Наверное, это так работает.