November 23rd, 2013

兎

Удачный день

Взял интервью у Константина Лопушанского и Владимира Аленикова. Отдельно, само собой. Узнал об альтернативной (невоплощенной) концовке киноварианта "Гадких лебедей". Язык АБС все еще остается языком межкультурного общения. Достаточно одной цитаты. Обе режиссера - питерские и прекрасные. Доволен, в общем, как слон.

В "Слотропс" (наш пинчонно-англо-букинистический) приобрел книжку о сакэ, перевод на английский "Западного флигеля" Ван Ши-фу (на русский-то его переводили? я запамятовал. кажется, да, но пусть будет) и "Low Red Moon" Кэйтлин Р. Кирнэн.

Читаю "Dream London" Тони Баллантайна. Первые главы - очень.
道

Акунин про перевод

Via garconnumeroun: Акунин жжет, да.



На английском. Есть совершенно прекрасные места - про "марксизм де Сад", например. Кое-что о японском: "переводить прозу с японского - все равно что переводить поэзию" - да, именно, ввиду несказанных особенностей японского языка, когда ты поневоле контекстуализуешь текст. Я тут подумал, что японский похож на математику, которая - чистый язык; японский в этом смысле тоже достаточно чистый язык, оперирующий смысловыми переменными в грамматических уравнениях. (Именно поэтому, в отличие от математики, части японских "уравнений" могут опускаться: речь организована так, что незачем повторять уже сказанное.) И если вы представляете себе, что такое перевод с языка математики - интерпретация математических результатов в конкретной области, где математику применяют, - с многочисленными оговорками похожее чувство возникает и при переводе с японского.

Ну и, да, признак хорошей прозы: "текст превращается в мантру, когда каждое слово на своем месте". От плохой прозы не застрахована даже математика. Говорят же об изящных доказательствах теорем :)