June 3rd, 2014

道

Дикобраз в тумане

Все повлюблялись, иные женились и вышли замуж,
А ты уж как-нибудь сам уж
Поработай, поспи, почитай, поешь, поработай,
Позови, позабудь кого-то.

Не смотри в перископ, не листай воспоминаний -
Все равно ты как дикобраз в тумане,
Позабывший о том, о чем никто вспоминать не вправе,
Не вполне, и оттого никому не равен.

Вот твоя земля - как минное поле, пуста и безвидна.
Ты спасаешься чудом, чтобы не было так обидно
Ежеутренне плыть к рабочей сирене, всегда призывной.
Dear, look at the way we live now.
兎

Дневное

Взял пятое и последнее интервью на литературном фестивале. Five Bs: Boyd, Banville, Byatt, Beevor, Burnside. В общем, фестиваль "ХеадРеад" в этом году прошел на редкость положительно.

*

Опять же, особенное ощущение возникает, когда твой собеседник начинает рассказывать, как он бухал с Бродским. "О чем вы говорили?" - "О поэзии. Он говорил, что перестает чувствовать русский язык. Я сказал ему: вы же можете общаться с русскими эмигрантами в Нью-Йорке, их там полно. Он ответил, что все эмигранты говорят на устаревающем языке, а русский язык между тем развивается, и он его теряет..."

*

I hurt easy
I just don't show it
You can hurt someone
And not even know it


(c)
兎

Словологика

Наверное, есть какая-то глубинная правда в том, что слово Keynesianism в русском не вошло в ряд "-измов", хотя должно было по всем статьям: марксизм, социализм, капитализм, коммунизм, меркантилизм, продолжите ряд, - а стало взамен рифмоваться с христианством и прочими религиями и конфессиями.

Написанный в глубоком юношестве (в школе еще) один мой роман заканчивался тем, что со стены церкви будущего на героя падал деревянный Мао, распятый на кейнсианском кресте.

Я не сразу понял, впрочем, что это была подсознательная рифма к известному финалу, где Тангейзера валят на Венеру.