September 15th, 2014

兎

Один умный вещь про историю

Читал тут Олю Чигиринскую - она продолжает двигаться в нацистском направлении в классическом смысле слова: "Когда-то я задавалась вопросом, почему в фэндомной субкультуре так много ненависти, травли, самого отвратительного угодничества, предательства и злобы. В этом году отвт сам на меня упал, и он до ужаса прост: это _русская_ субкультура". Чуть дальше в комментах есть более-менее развернутый ответ на вопрос "почему".

Этот ответ кажется умным и здравым, пока читатель смотрит на Олю с открытым ртом. Если читатель на беду свою умен и циничен, он вспомнит, что сама Оля за обозримую ЖЖизнь не раз меняла взгляды - и, можно не сомневаться, обясняла всё, что надо было себе (и другим) объяснить, не менее веско. Но проблема не в Оле, а в том, что достаточно умный и подкованный читатель способен поставить мысленный эксперимент и так же веско объяснить любую альтернативу. Критерий Поппера не пройден. Мы вас выслушали, и ваша злоба нам понятна.

НО ЭТО ПОСТ НЕ ПРО ЧИГИРИНСКУЮ. НЕ ПРО ЧИГИРИНСКУЮ :))) Конец антирекламной паузы, спасибо.

С историей это вообще беда - я имею в виду критерий Поппера. Исторические теории и модели все слишком общие. Они вынужденно обобщают взаимодействие миллионов воль, но толком не способны ничего объяснить - и могут объяснить всё. От словоблуда-маркетолога зависит. Дальше начинается ерунда: ясно, что "общество" - понятие херовое, давайте поделим его на "классы", на "группы по интересам", на "институции", посмотрим на их мотивы унд зо вайтер. Причем ясно как день, что в среднем, действительно, можно получить хорошее приближение к реалу. Но истории в среднем не бывает - это не физика, где с определенным классом явлений можно статистикой обойтись. История - она какая есть.

Collapse )
道

Мифы при живых героях

Отсюда:

Как-то в 1982 году он сидел в фойе интуристовской гостиницы «Ленинград» с Борисом Гребенщиковым и Сергеем Курехиным и их английским другом, жившим на тот момент в Ленинграде и собиравшимся ненадолго съездить в Лондон: «Я попросил этого англичанина привезти из Лондона какие-нибудь британские газеты и журналы. На что Курехин с Гребенщиковым тут же иронично отреагировали: "Алик, ты что, читаешь газеты? Тебе что, интересно?"».

Хотя речь шла не о советских, а западных газетах, сам факт того, что Алика, по-видимому, интересовал западный критический анализ советской системы, воспринимался в этой среде как неуместный (по крайней мере, неуместным казалось проявление этого интереса на глазах других членов среды). Общение в этой среде часто велось в язвительном тоне, который, по-видимому, выполнял роль контролера, не позволяющего собеседнику перейти на подобные «неактуальные» и «банальные» темы — на обсуждение советской системы, на критику государственной «лжи» и так далее.


В то время как на самом деле БГ и Курехин к тому времени успели понять, что газеты Там ничуть не лучше, чем газеты Тут и вообще Везде и Всегда. Это вообще типичное отношение к газетам у советского рока: "О них не пишут статей", "Газеты всегда правы", "Из газет ты не узнаешь никогда" и пр. При чем тут критика советской системы, блинский блин? Аналитики-историки. Хвостом их по голове.

P.S. Там по ссылке "рабочий кабинет" Курехина - впервые увидел книжный бардак, похожий на свой. Но у меня хуже :(