April 4th, 2015

アグリッピン

Засыпаться на мелочи

В первой главе романа "Европа осенью" Дэйва Хатчинсона появляется концепция, которая мне (а) понятна, (б) интересна (причем давно) и (в) может из фантастики стать реальностью. Европа тут продолжает делиться. Или балканизироваться, хотя это слово герои не употребляют.

Дариуш... взял стакан и отхлебнул водки.
- По новостям на прошлой неделе передали, что в этом году только в Европе появилось двенадцать новых стран и суверенных государств.
- И многих из них через год уже не будет, - сказал Руди. (...)
- Я вижу Европу как ледник, - пробормотал Макс, - от которого откалываются айсберги. (...)
- Неплохая аналогия, - сказал Дариуш. - Европа распадается на все более и более мелкие страны.
- Квазинациональные образования, - поправил его Руди. - Политии.
Дариуш фыркнул.
- Санджаки. Марки. Княжества. Länder. Европа вновь погружается в восемнадцатый век. (...) Возьмем хоть Гинденберг. На что это вообще похоже? Ты ложишься спать во Вроцлаве, а просыпаешься в Бреслау. На что это вообще похоже? (...)
- Возьмем Вторую мировую, - сказал Руди. - Черчилль, Рузвельт и Сталин встречаются в Ялте. Ты ложишься спать в Бреслау, а наутро встаешь во Вроцлаве.


Чем больше государств, тем больше границ, и только люди с эстонскими паспортами почему-то могут путешествовать по всей Европе (бгг). А Руди - эстонец. Дальше начинается интрига.

Концепция прекрасная - как раз для меня, поклонника книжки Саймона Уиндера "Данубия" про империю Габсбургов, которая как раз и была таким вот европейским лоскутным одеялом.

Беда "Европы осенью" только одна: в Руди все пока достоверно - родился в Таэваскоя, жил в Таллинне и так далее, - кроме имени. Rudi - достаточно распространенная местная фамилия (со мной в одном здании работают по крайней мере две женщины с такой фамилией, например), но я сомневаюсь, что эстонцы примут это имя за свое. Был бы он Тармо или там Эрик - куда ни шло.

Впрочем, папа у Руди - немного саам. Может, поэтому.

И, я уверен, автор сочинил книгу до появления ДНР и ЛНР.
兎

Субботнее

Снег пошел.

*

Все-таки купил себе номер "Мира фантастики" со своей китайщиной и Двенадцатым Доктором на обложке, хотя и 10 евро, ну, почти, без десяти центов (и без диска), но когда еще до меня этот номер дойдет - неясно. Пусть будет, может, подарю кому-нить, кому тут будет интересна китайская НФ (но кому?). И, кстати, что-то я давно не писал ничего для "МФ". Даже странно. Даже удивительно.

*

Нечувствительно становлюсь фанатом Барашка Шона. А все roman_shmarakov. Качаю сериал, смотрю по серии, очень хорошо отвлекает. Надо, конечно, достать две коробки с "Маппет-шоу" мне. Но и Барашек Шон прекрасен.

*

Посмотрел тут "Passion" Брайана де Палмы и "Crime d'amour" Алена Корно. Именно в таком порядке, хотя картина режиссера Б. де Палмы с Нооми Рапас (сами вы Нуми) и Рейчел Макадамс (они и во втором "Шерлоке" снялись вместе, удивительно) есть, как известно, римейк картины режиссера А. Корно с Людивин Санье и Кристин Скотт Томас (которая, оказывается, владеет французским как родным, училась в Париже, жила в Париже и снимается во французским кино; такая вот типичная англичанка).

Человек оборотистый написал бы статью, сравнивающую два этих фильма, я же ограничусь записью в ЖЖ. В ленте А. Корно мы видим реалистичный мир Большой Корпорации, где есть Шефесса-Стерва и ее Подчиненная Овечка, впоследствии преисполняющаяся желания Шефессу пришить - и исполняющая это желание так, чтобы не попасться в слепые лапы правосудия.

Режиссеру Б. де Палме этого показалось мало. Режиссер Б. де Палма решил снять эротический трыллер, в котором нет ни особой эротики, ни особых трыллов, а есть урезанный пересказ сюжета лента А. Корно (выпущена, например, сцена в саду, когда героиня Л. Санье делает вид, что падает со стула, и режется секатором). Новизна по Б. де Палме состоит в том, что:

1) проистекающий из жажды власти скрытый эротизм героини К.С. Томас мы заменили на явный, эксплицитный и глуповатый эротизм героини Р. Макадамс, вожделеющей героиню Н. Рапас как-то слишком плотоядно и вдобавок увлекающейся полусотней оттенков серого в виде набора половых игрушек, плетей и маски с белым париком;

2) секретаря героини Л. Санье мы заменили на секретаршу героини Н. Рапас, заставив оную секретаршу возлюбить свою начальницу тоже плотской любовью, так что получилась у нас обширная лесбийская сеть: эта любит ту, а та любит вон ту, ну и ненавидит тоже - в ленте А. Корно этого всего не было, и даже секретарь мужеского пола ничуть начальницу не вожделел;

3) героине Р. Макадамс мы вставили в рот бредовую историю про сестру-близнеца, задавленную грузовиком в детстве при совместной поездке на велосипедах по чреватой опасностями городской черте;

4) героиня Л. Санье - расчетливая деваха, которой с успехом удается выдавать себя за помутненную таблетками истеричку, между тем героиня Н. Рапас - помутненная истеричка, которой приходит в голову выдать себя за истеричку, помутненную таблетками, отсюда - анфилада снов внутри снов с трупами тут и там;

5) с кинематографической тызры режиссер Б. де Палма хотел снять псевдохичкоковское непоймичто (чего стоит хотя бы параллель между "Послеполуденным отдыхом фавна" и событиями в жизни наших героинь), ломая тем самым реалистическую историю режиссера А. Корно, которая тем и страшна, что она реалистическая. То есть - если вот тюрьма, то у Б. де Палмы непременно идет псевдонагнетание псевдосаспенса, какие-то злые заключенные ж.п. дерутся на заднем плане и прочие ужасы. У А. Корно тюрьма - обычная европейская, без драк и ужасов, ничего особенного. Сюда же - желание Б. де Палмы продолжить сюжет полными псевдосаспенсом сценами с убийством тех и этих. Получилась у Б. де Палмы в итоге псевдомистическая хуйня вроде недоброй памяти "Черной лебеди". У А. Корно за счет реализма все куда интереснее.

Как-то так. Будем считать это рабочими заметками с глубокой творческой моралью. Честно говоря, оба фильма я если и буду пересматривать, то нескоро.

*

И вообще я молодец сегодня - управился с большой работой.

*

Понял, что хочу прочесть "LTI" Виктора Клемперера. Вот этим и займусь. В перерывах буду смотреть "Барашка Шона" и "Сиробако".

*

Снег пошел.
やれやれ

Страшная месть российского синематографа (предложение)

Заранее страшно боюсь вот этого кина. Не потому, что сюжет, а потому, что вот Том Харди, Гэри Олдмен, Нооми Рапас и еще куча хороших актеров играют советскую жизнь, в которой ни один из них ни хрена не смыслит. Просто вот ни хрена.

Но я предлагаю предложение в связи с этим. Прямо Никите Сергеевичу Михалкову предложение, если не выше. Страшная месть духовных скреп, все дела.

Товарышшы из Гософильмофонда Господа российские киношники, снимите уже наконец фильм с российскими актерами про американскую жизнь. Скажем, из жизни штата Огайо образца 1935 года, в разгар Великой Депрессии. Или там про американскую политику времен сенатора Маккарти. Кстати - вот же тема. Про то, как сенатор Маккарти и его присные массово притесняют коммунистов, геев и евреев, мотивируя все это борьбой с советскими шпионами. Они и в самом деле это делали, но снять-то можно еще круче. И пусть на этом фоне маршал США Джон, скажем, Броуди расследует кровавое убивство, скажем, череды агентов ФБР. Ну или про убийство Джона Ф. Кеннеди снять кино - что мы, не можем, что ли?

В главных ролях пусть будут Константин Хабенский, Марат Башаров, Михаил Пореченков и Анастасия Заворотнюк, а также спешиал гест - Евгений Петросян или Верка Сердючка в роли президента, скажем, Эйзенхауэра.

Сценарий пусть пишут наши люди тоже. Снимаем под Астраханью. Бюджет большой, освоение его соответствующее.

И непременно выпустить в прокат в США. Непременно. В крайнем разе - показывать по каналу "Sputnik" до полного опупения западной аудитории.

Потому что, во-первых, пусть, суки, знают, что мы чувствуем, когда. Во-вторых, пусть уже утрутся! В-третьих, если наши духовные скрепы налезут на ихние духовные скрепы, еще неизвестно, кто кого сборет.

Впоследствии скажут, что это была Духовная Биполярная Война. И пусть скажут. Пусть Духовная и Биполярная.

Всяко лучше, чем на танках.
道

На полях: Клемперер и "Гадкие лебеди"

Все помнят, что в "Гадких лебедях" господин бургомистр в какой-то момент запрещает везти в лепрозорий книги, а мокрецы без книг могут и умереть. Банев угоняет грузовик и везет им эти книги. Отдельная глава посвящена этому приключению.

Вот чего я не знал про Третий рейх - что в какой-то момент появился запрет на посещение библиотек евреями. И вообще запрет на печатную продукцию для евреев. "Покупать или даже одалживать любую книжку, журнал или газету людям с шестиконечной звездой на одежде запрещалось, - пишет Клемперер.

Для человека, который писал историю французской литературы XVIII века и вообще не мыслил себя без книг, это было, да, практически убийство.

Что характерно, из дневников Клемперера на русский переведена только незначительная выжимка - 239 страниц. Период - 1933-1945. На деле это два довольно толстых тома, а есть еще и третий, послевоенный.

(Дозаказал себе два, кстати. Давно было пора.)