April 8th, 2015

アグリッピン

Настырным парафиновым свечением

Все-таки для меня некоторая загадка, почему, допустим, "Бджолы мистера Холмса" читаются несравненно легче "Синдрома Петрушки" Дины Рубиной. И это ведь у меня второй заход к этой петрушке. Судя по вложенному в книжку календарику с Харухи Судзумией, первый, года три назад, завершился моим поражением на половине книги. И ведь отлично Рубина пишет (типа). Стиль, слова, герои. Литература с большой буквы "л". А не цепляет. Это вот как раз тот случай, когда я могу сказать, что объективно это великолепно, а субъективно - для меня - совершенно не.

И ведь в том числе именно потому не цепляет, что стиль-слова-герои. Слишком много всего. Перекрыв и перекрой восприятия. Надраенная до полного блеска луна вторглась настырным парафиновым свечением в комнату и т.д. Вот давайте честно: кто-нибудь так мир воспринимает - в таких изощренных подробностях? Эниван?

То есть - если я буду честно это читать, вживаясь в каждое слово, мне будет, наверное, худо. Меня всё это накроет с головой. Но дело даже не в этом. Я был бы готов к этому квазидзэну, если бы мне было интересно. Но беда в том, что меня авансом просят раствориться в книге, которая связную историю обещает далеко не сразу - пока еще сложишь все два и два.

Для меня такие тексты - очень душные. Ну и, да, там еще всякое по мелочи. Плохо с юмором - какой-то он есть, но очень какой-то. Музыкальные отсылки, которые в виде текста (мной) не воспринимаются. Сплошные джунгли метафор, которые мне кажутся выспренными - но окей, это я повторяюсь.

При всем том я люблю сложновыгнутые тексты. С упоением читаю "Имя розы". С не меньшим - Шмаракова. Но, но, но. Японская недоговоренность, обозначение явлений парой штрихов - а это и "Евангелион", где надо иногда догадываться по обломку фразы, это и АБС много где, - мне видится куда более выгодной, нежели вот эта безумная избыточность. Причем Рубина ведь тоже умеет... О, нащупал. У Дины Рубиной избыточность всяческих описаний здесь-и-сейчас, природа-погода и пр. соседствует с заведомой общей недоговоренностью. И вот это сочетание искушает меня поддаться греху уныния. Да, видимо, так. Потому что смысла у данной избыточности нет. Она нефункциональна. Она типа создает мир - но на деле она так не работает именно ввиду избыточности, это какие-то психические атаки, полный асинхрон с восприятием, а не создание мира.

Ну или - я с Чеховым в том, что касается "Почитайте Толстого. Солнце всходит, солнце заходит. Никто не плачет и не смеется" (сказано Бунину про натужную метафоричность Горького).

Как-то так. Буду думать еще. Ни с кем не сравниваясь: сам я страдаю - страдал? - схожим текстовым недугом; на семинаре Кубатиева меня упрекали в том, что если в тексте слишком много всего, он не работает, как банка алмазов не работает по сравнению с одним-двумя алмазами тут и там. То бишь - в стихах это еще как-то, а в прозе нет. И иногда меня тянет на избыточные описания. И душновато становится, уже когда пишешь, а это верный признак, что ты пошел не туда.

Будем считать, что я просто не понимаю литературы. Чего еще ждать от человека, который любит книги-фильмы про Джеймсбонда. Известно.
道

Нам не дано предугадать

Поизучал свой экземпляр "La Plaie", то бишь "Язвы" Натали Эннебер (рус. непр. устоявш. Натали Хеннеберг). Поскольку нового издания в парижском НФ-книжном не было, мне продали первое - 1964 года. Оно прекрасное, я буду его читать, а тут меня интересовало всего лишь, как 500 с лишним страниц оригинала превратились в 330 страниц по-русски. Скажу сразу - шрифты. Перевод окей, местами даже чуть многословен (да, я помню, кто его редактировал :)

За что я люблю старые книжки - в них в конце есть всякие интересности. В этой, например, - список книг, выпущенных издатство "Hachette" в НФ-серии "Le Rayon fantastique", издававшейся, кажется, с середины 1950-х.

Сюрпризов немного - в основном англо-НФ, чуток французов, чуток остальных. Ну вот, скажем, книжка "Métro pour l'enfer", "Метро для ада" французского (!) писателя Владимира Волкова (Volkoff). Что мы знаем об этом Владимире Волкове, сыне русского эмигранта, мывшего в Париже машины? Я - ничего. А он и фантастику писал, и детективы, и под кучей псевдонимов публиковался, в том числе - Victor Duloup ("du loup" - "волчий" по-французски), Lavr Divomlikoff (анаграмма), Lieutenant X.

Есть в списке "Sur la Planète orange", "На оранжевой планете" Леонида Оношко, и "Les Revenants des etoiles", "Возвращенцы со звезд" Стругацких (это "Полдень, XXII век").

Но одна позиция меня несколько того: "La Guerre des machines" ("Война машин") за авторством Lieutenant Kijé. Подпоручик Киже то бишь. Вот оно:



Увы, всё оказалось слишком просто - это всего лишь псевдоним Алена Яуанка (если я верно прочел фамилиё). А я уже предвкушал детектив. Но все равно классно. Жаль, Тынянов не дожил. Или не жаль?..