April 29th, 2015

アグリッピン

"Европа осенью": прекрасное

Я уже писал про изумительную книжку Дэйва Хатчинсона про Европу ближайшего будущего, бесконечно дробящуюся на множество мелких государств. Вот, конечно, прекрасное:

Континент бурлил наследниками Романовых, и наследниками Габсбургов, и наследниками Гримальди, и наследниками Саксен-Кобург-Гота, и наследниками семейств, о которых никто никогда не слышал и которые лишились права владения где-то в XV веке, и все они жаждали основать собственные карманные государства. Они обнаруживали, что конкурируют с тысячами микроэтносов, которые вдруг возжелали собственную европейскую родину, а также религиозными группами, и коммунистами, и фашистами, и фанатами U2. Существовал даже, очень недолго, город-государство - или, точнее, деревня-государство, - управляемое поклонниками книг Гюнтера Грасса. Руди смутно жалел о том, что Грассхайм резорбировала Померанская республика, полития жалких десяти или пятнадцати лет от роду. Руди очень нравился "Жестяной барабан".

Вот.
道

Классических писателей

Коллега только что конкатенировала Булгакова и Кафку и получила писателя Булгафку.

Франтишек-Микаэль Булгафка, легенда европейской литературы.

Страшно подумать.
道

Сквозь призму чая

Два иноземца - каждый в своем селенье -
встречаются в городе, дождь которого нескончаем,
и говорят преимущественно о тленном
за чаем, пивом, кофе и снова чаем.

Но если ты вечно в какой-то не той стране
и не знаешь, что делать со всеми своими "не",
поскольку делать особенно-то и нечего,
остается только возлюбить человечество.

Пир иноземцев длится несколько дней.
В городе дождь размывает последние фонари.
Вокруг всё темней, а между двумя - светлей,
и шарманка с сурком исчезают на раз-два-три.

Но если все, что ты можешь, - смеяться вне,
цитируя Бродского при луне и в огне,
раскачивать рифмами это чугунное мироздание,
остается, ты не поверишь мне, понимание.

Пришла пора разъезжаться по дальним углам
по своим делам, оставив мелочь на чай,
разломив напоследок сросшийся мир пополам,
осветив им, словно звездой, персональный рай.

Но если ты вновь окажешься на глубине
в какой-то не той стране при луне в огне,
и снова шарманка свою лабуду заиграет -
ты будешь смотреть на сурка сквозь призму чая.