Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Category:

Дарья Донцова: "Должен быть кто-то, кто скажет людям неправду"

[Еще одно обещанное интервью especially for fat_nigga ;]

Донцову знают все. Одним зачитываются ее книгами, благо есть чем: пишет она их быстрее, чем успеваешь читать. Другие воротят нос: Донцова - это которая иронические детективы печет как блины?

Телефонное интервью застигло Дарью (в миру - Агриппину Аркадьевну) Донцову за приготовлением супа. Популярность - тяжелое бремя, ни минуты покоя, даже когда морковку крошишь или собак кормишь. На заднем плане действительно то и дело слышался тихий лай - это знаменитые мопсы Донцовой шли на кухню обедать.

Суп из одуванчиков

- Многие авторы приходят в издательство и пишут одну, две, три книги, но немногим удается пробиться так, как удалось это вам. В чем тут секрет?


- Наверное, в работоспособности. Наступает момент, когда рынок начинает привыкать к писателю, на десятой-пятнадцатой книге начинает просыпаться стабильный интерес. Кто дописался до этого количества книг - Маринина, Полякова, Устинова, - к тому успех и приходит. Известность, во всяком случае. Писатель должен работать, а не рассказывать о том, какие он напишет роскошные книги.

- А роль раскрутки?

- Когда в моем издательстве появился пиар-отдел, у меня вышла четырнадцатая книга. И потом, вы можете один раз обмануть миллионы людей и продать им некачественный товар, и миллион раз обманывать одного человека, но обмануть миллион раз миллион людей вам не удастся. Сколько ни раскручивай плохой товар - это ему не поможет.

- В ваших романах про Виолу Тараканову раскрутка описана с изрядной долей ехидцы...

- Нет, меня никогда не представляли как дочь африканского посла. (Смеется.) Это просто стеб. Но я знаю, что кое-кто из людей, добивающихся успеха, придумывает себе биографии. Неинтересно же быть мальчиком из Тамбова или девочкой из Рязани, куда интереснее, когда у тебя за спиной богатая жизненная история. Но ко мне это не относится.

- Как долго вы писали первую книгу?

- Я ее написала мгновенно - за неделю. Но то была редкая ситуация: я лежала в больнице и весь день писала... И она маленькая, эта книга, всего 160 страниц. А сейчас я пишу одну книгу дней за сорок - сорок пять.

- Когда вы пишете очередную книгу - вы держите в уме ее "номер"?

- Нет, зачем? Да, я могу напрячься и вспомнить, когда писала четырнадцатую книгу... Другой вопрос - помню ли я, что в ней написано. Ответ: да, я свои книги очень хорошо помню.

- Стандартный вопрос, но: как при таком количестве книг вам удается, что называется, поддерживать качество?

- Когда получаешь удовольствие от написания книг - тогда все и получается. Как у хозяйки: когда она варит суп и думает "чтоб вы все подавились!", то у нее из этого супа, даже если она туда положила осетрину с черной икрой, ничего хорошего не получится. А если она с радостью варит суп из одуванчиков, получается отличное блюдо. Я просто люблю писать книги, вот и все.

- Разнообразие сюжетов требует знаний в самых неожиданных областях. Как вы выходите из положения?

- Мой муж, декан факультета психологии МГУ, всегда говорит, что любое знание человек получает из книг. Три стены в моем кабинете заняты книгами по различным наукам. Судмедэкспертов, адвокатов учат же по учебникам? Я поступила просто: скупила все эти учебники и стала их методично штудировать. Наштудировала, видимо, третий курс по каким-то наукам. Еще у меня большой круг знакомых, люди очень разные - и из органов МВД, и медики...

- Не бывает такого, что вам становится скучно писать?

- Нет. Жизнь - она такая разная. Ведь и с вами в течение жизни случаются разные коллизии. Вам скучно жить? И моим героям тоже не скучно.

Что делать, если болонка запела?

- Агриппина Аркадьевна Васильева, закончившая факультет журналистики и работавшая переводчиком и преподавателем, и Дарья Донцова, автор множества иронических детективов, - это разные люди хоть в чем-то?


- Думаю, что нет. Раньше я ездила на метро, сейчас я езжу на собственном автомобиле с шофером... но в моей жизни было всякое, и то, что я стала смотреть на мир из окна собственного автомобиля, меня не изменило. И приятели у меня остались прежние. У меня много приятелей в шоу-бизе, один из них сказал мне как-то, что из поговорки "огонь, вода и медные трубы" последнее - самое страшное, "ты поосторожнее с этой трубой". Но у меня такое ощущение, что эта труба на меня не повлияла.

- Два года работы в советском посольстве в сирийском городе Алеппо как-то повлияли на вашу жизнь?

- Я там работала только для того, чтобы заработать на машину, на квартиру, на мебель. Времена были советские, платили переводчикам очень хорошо, а здесь, в СССР, одновременно шла зарплата. Так что после Сирии я купила квартиру, одела себя, ребенка, какое-то время жила спокойно. Потом деньги кончились.

- Правда, что в Алеппо вам предсказали богатство и карьеру "от правой руки"?

- Да, и я очень не люблю об этом вспоминать. Я много-много лет рассказывала об этом своим близким и говорила: подождем, пока пророчество исполнится, вот буду я знаменитая... И было всё всем смешно - пока в один прекрасный момент так и произошло.

- Знание языков вам помогает?

- Писатель должен знать хотя бы один язык - тот, на котором он пишет, иначе ничего не получится. А иностранные - да, это общее образование. Очень трудно быть писателем, не имея внутреннего образования, не читая книг... У меня одна героиня - преподавательница французского, который я сама не могу преподавать, я на нем только разговариваю. А немецкий мне помог на Франкфуртской ярмарке: в прошлом году все журналисты, которым был нужен переводчик, ринулись ко мне. Русская писательница, которая свободно говорит на немецком, вызвала у них радостные ощущения встречи со "своим человеком".

- Как получилось, что до 1998 года вы, как я понимаю, почти ничего не опубликовали?

- Я работала в ежедневной газете, в информационном отделе со словом "сегодня". Дальше объяснять надо? И учтите, что газета была городская, всесоюзные новости нас не касались. А нарыть даже в таком городе, как Москва, информации на шесть полос - достаточно трудная задача. И когда приползаешь домой, поработавши "свежей головой" - человеком, который перед подписанием газеты в печать всю ее прочитывал и проверял незамыленным взглядом, - ни о каком писательстве уже не думаешь.

- Как домашние относились к вашему писательству пять лет назад, как относятся сейчас?

- Представьте себе, что у вас дома жила болонка. Такая маленькая симпатичная домашняя собачка. И вдруг эта болонка встала на табуретку и запела как Галина Вишневская. Ваше отношение к этой болонке? Мои домашние поначалу безумно удивились... Как относятся? Нормально.

- Способствуют?

- Ну... На данном этапе я варю обед и думаю о том, что домочадцев слишком много, и что они его опять быстро съедят.

- Правда, что дома вас называют Писакой?

- Да. Это ужасно. (Смеется.) Это они между собой меня так прозвали. Понимаете, писатели бывают разные: мужчины и женщины. Писателю-мужчине хорошо - у него есть жена. А у писателя-женщины жены нет. И если вы думаете, что я хожу дома в шелковом китайском халате, и что мне в спальню притаскивают поднос с кофием и круассанами, то это не так. Муж, дети, внуки требуют заботы. Вот только что вернулась из больницы - внук вчера прыгал на кровати и допрыгался, лежит с гирей на шее.

Как себя ни дави - все равно в книге вылезешь

- Правда, что вы пишете, полулежа на постели?


- Я в ней сижу. Я так начинала писать и к этому привыкла, когда я вышла из ольницы, у меня было написано пять книжек. Я попыталась пересесть за стол - и поняла, что у меня вульгарно болит спина, потому что сидишь с шести утра до четырех часов дня и устаешь. А вот на кровати, опираясь спиной о подушку, это делать намного удобней. Более того, я подбила кое-кого из своих приятелей работать точно так же, и они говорят, что такая поза очень удобна.

- Писать от руки двадцать страниц в день - это не тяжело?

- Тяжело. А вы знаете какую-то легкую работу? Шпалы укладывать, асфальт укатывать?

- А перейти на компьютер?

- Ой... У меня технический кретинизм. Посудомоечная машина, где две кнопки, в принципе мною освоена. А компьютер, у которого больше кнопок, уже не для меня.

- Вы много правите в черновике?

- Много, естественно, как каждый писатель. Когда пишешь, волей-неволей записываешься, на одной странице может двадцать раз выскочить глагол "быть". Но это - чисто редакторская работа.

- Ваш муж и ваши дети читают ваши книги?

- Муж - иногда, когда у него есть свободное время. В основном он читает специальную литературу по психологии. Невестки читают с упоением, старший сын, средний - не очень. Дочка читает...

- А какие книги вы давали читать внукам?

- Я здесь достаточно ригидный человек... даю им читать те книги, которые читала я сама. В юном возрасте - сказки, Агния Барто, Сергей Михалков. Потом - Януш Корчак, "Король Матиуш Первый", великолепная и, к сожалению, забытая книга. Рассказы о животных Даррелла - приятные и милые. Ребенка нужно приучить держать книгу в руках. Если вы в 12 лет ему дадите Горького, "Жизнь Клима Самгина", и скажете, что это великий роман, вы будете правы - он великий, только ребенок вас не поймет и навсегда потеряет интерес к литературе. Дайте ему Майн Рида, Жюль Верна, "Графа Монте-Кристо"...

- Вы верите в гороскопы?

- Нет! То есть... верю очень избирательно. Если там написано, что там все будет шикарно - верю. И наоборот.

- Любимый глагол ваших героев, от подростков до академиков, - "прикинь". Почему?

- Наверное, это мой глагол. Как ты себя ни дави, как ни души, ты все равно в этой книге вылезешь какой ты есть. Либо - от противного.

- Из троих женщин две ваши героини - убежденные "разведенки", и герой-мужчина у вас холостяк. Это отчего?

- Это тот круг людей, который окружает меня. Почти все мои подруги разведены либо фактически, либо юридически. Может быть, это такая тенденция общества, может, возраст такой подошел, когда ищешь от брака какой-то тихой гавани и не находишь ее... Почему Подушкин холостяк? А вот не знаю. Вышел такой. Иван Палыч настолько ушиблен своей мамой Николеттой, что у него странное отношение к браку, тот брак, который был у его родителей, ему совсем не по сердцу. Он тихий, спокойный мужчина, немного аутичный, ему больше всего на свете хочется вечером посидеть с книжечкой и рюмочкой коньяка. А жена будет мельтешить, требовать внимания, не дай Бог, родятся дети...

"Я жива, потому что есть Нечто"

- Вы защищали Филиппа Киркорова и выступили довольно резко против журналистки Ирины Ароян, которой он нахамил. Почему?


- Первое: я очень не люблю, когда люди делают себе паблисити на стрессовых ситуациях, в которые они поставили других людей. Второе: в отличие от большинства зрителей, я видела пресс-конференцию полностью. Филипп достаточно вежливо обращался с этой журналисткой в самом начале, но она его довела. Находясь в эфире передачи Светланы Сорокиной, я видела, как девушка Ароян, когда на нее наезжала камера, начинала плакать, а как только отъезжала - быстро хлопала глазами, чтобы слезы не растворили тушь на ресницах. И третье: когда футболист на всю страну кричит известное слово из трех букв, когда эти слова употребляют и политики, и журналисты... получается двойной стандарт. Я понимаю, что Филипп вызывает у окружающих совсем не любовь... но он не украл нефть у народа, не выкачал газ, не растратил деньги пенсионного фонда. Он все заработал горлом. А сейчас он ушел со сцены. И кто вам споет? Журналистка Ароян? Нехорошо ругаться матом, но бывает такая ситуация, когда у человека просто сносит крышу. Да, он не удержался, и что? Давайте его затопчем и заклюем? И сделаем из журналистки Ароян - кого? Мне жалко Филиппа. Он ранимый и талантливый человек.

- Вас не смущает то, что очень часто ваше имя ставят пренебрежительно в ряд "маринины-донцовы-шиловы", подразумевая - и прочие дешевые детективы?

- Почему дешевые? Детективы сейчас стоят по 120 рублей. И потом, у нас много СМИ, много работников культуры, которые говорят, что все будет очень плохо. Мы все умрем, наши дети умрут, у стариков нет денег, нам не хватит лекарств. Наверное, это правда. Но когда человеку на голову падает такой поток негатива, он невольно загибается и начинает умирать. В этой стране должен быть кто-то, кто скажет этим людям неправду: все будет хорошо. У меня впечатление, что осталось два таких человека - я и Верка Сердючка. А детектив - это литература, которая создана для отдыха, расслабления. В палате реанимации, если вам захочется почитать, вы вряд ли возьметесь за гениальное произведение Толстого "Смерть Ивана Ильича". Вы будете читать либо меня, либо Маринину.

- Можете вы однажды взбрыкнуть и написать не "женский детектив", а серьезнейший роман о любви и смерти?

- Очень сомневаюсь. Мне это не надо. Понимаете... Я через год после всех своих операций приехала к доктору. Нас в палате было девять человек из разных концов России, и я стала спрашивать, что стало с теми, кто лежал вместе со мной. Доктор начал отводить глаза в сторону. Я спросила: они что, все умерли? Он говорит: да, ты осталась одна. На обратной дороге я плакала и думала: они все умерли, а я осталась... по какой причине? И я поняла, что на свете есть Нечто. Называйте как хотите. Это Нечто меня здесь оставило для того, чтобы я приносила людям радость и объясняла им: все не так плохо. Все не так страшно. В нашей жизни будет и радость, и счастье. И пока я это делаю - я живу. Когда я это перестану делать, Нечто уберет меня как отработанный компьютерный персонаж. Я никогда не буду писать философские книги.
Subscribe

  • Фанфик

    На очень далекой планете свой коротает век ослепший, оглохший, обесчувствленный человек, связанный с миром через черные провода, и в голове его -…

  • Коан окна

    Тиха, темна моя обитель, как ночь темна. Влетает ангел-истребитель в коан окна, и бьет меня своей любовью двенадцать раз по циферблату изголовья сей…

  • Звуки железной дороги

    В небе сияет прямоугольно луна поворотного крана. Я пью чай в два часа ночи, не отрывая глаз от экрана. Когда засыпаешь, бывают слышны звуки железной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Фанфик

    На очень далекой планете свой коротает век ослепший, оглохший, обесчувствленный человек, связанный с миром через черные провода, и в голове его -…

  • Коан окна

    Тиха, темна моя обитель, как ночь темна. Влетает ангел-истребитель в коан окна, и бьет меня своей любовью двенадцать раз по циферблату изголовья сей…

  • Звуки железной дороги

    В небе сияет прямоугольно луна поворотного крана. Я пью чай в два часа ночи, не отрывая глаз от экрана. Когда засыпаешь, бывают слышны звуки железной…