Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Categories:

Уильям Бойд - Когда тебя переводят

[Эссе о переводе с точки зрения писателя. Перевел ваш непокорный. Инджой.]

«Прощайте. Я новый транслейтор ваш». Древняя шутка о первом контакте с переводчиком ваших книг и несообразна, и, что любопытно, частенько оказывается жуткой правдой. Помню, как я увиделся с одним из моих переводчиков в Британском совете где-то за границей, и он, переводчик, был почти моноглотом. Мы стояли в углу и пытались поговорить о каком-то моем романе, который он как раз переводил, и я не мог понять ни единого произносимого им слова, столь густ был его акцент и непредсказуем синтаксис. Тем не менее, он считался одним из лучших переводчиков своей страны и, по общему мнению, справился с моими романами блестяще. Разумеется, важнее всего не знание переводчиком твоего языка, а умение распорядиться собственным. Кроме того, я подозреваю, что поначалу немногие авторы сильно обеспокоены точностью перевода и его стилем. Трепет охватывает переводимого, когда он обретает новую копию привычной старой книги; когда видит заголовок, преображенный в нечто причудливое. Различные алфавиты удовлетворяют эту особенную страсть еще полнее: японскими, ивритскими и греческими версиями можно любоваться и упиваться самым незамысловатым образом.

Однако, должен признать, чем ближе к дому, тем хуже терзающие тебя страхи. Мои романы переведены на 20 языков. Думаю, более чем в половине случаев мы с переводчиком не общались вообще. Наверное, и к лучшему: можно всецело положиться на профессионализм твоего издателя, уверившись в том, что он не станет нанимать человека, крайне нуждающегося в деньгах. Но как только переводчик с тобой связывается, твой оптимизм рискует пошатнуться. Скажем, мой норвежский переводчик одно письмо ко мне закончил ровно так: «Эй, слышь, чел, будешь в Осло и засосет под ложкой, вали ко мне ваще без проблем». Отсмеявшись, я нахмурился. Если таково его представление об английском, каков его норвежский? Я принялся воображать престарелого хиппи, который сидит по-турецки на матрасе в сквоте и жизнерадостно переворачивает с ног на голову всякий мой литературный кунштюк. По счастью, вскоре мы рассорились. Он с некоторой бодростью выбранил меня за то, что полагал бездумием, если не сказать себялюбием, проявленным при сочинении романа «Новая исповедь» (The New Confessions).

Голландский стал одним из первых языков, на который меня перевели. Я не говорю и не читаю по-голландски, переводчик со мной не общался; переведенные романы в должное время увидели свет. Поскольку все мои знакомые голландцы прекрасно владеют английским, мне и в голову не пришло задаться вопросом о качестве этих переводов. Но когда «Добрый человек в Африке» (A Good Man in Africa), «Война мороженого» (An Ice-Cream War) и «Звезды и перекладины» (Stars and Bars) были изданы соответственно как Gewoon een Beste Kerel, Gewoon een Oorlogie и Sterren, Strepen en een Gewoon Englesman, я забеспокоился. Что это за, прости господи, Gewoon такой? Они там что, думают, будто я сочинил книжную серию? Спросить напрямую я так и не решился.

В основном люди надеются на лучшее, доверяются судьбе и как могут давят кошмарные подозрения. Взять болгарское издание «Доброго человека в Африке» с голой черной женщиной, распростершейся на форзаце... Или переводчика, который напрочь озадачен словом «Tallyho!» («Ату!») и просит его объяснить... что, словаря дома не нашлось? И если его так затруднило «Tallyho!», что, боже-боже, он сотворил с «haughmagandie» (шотландское словечко для совокупления; я бы перевел как «секс-пекс-фекс» - пер.)? Почему он ничего о нем не спросил? И так далее. Но такое бывает редко. В целом мои отношения с переводчиками исключительно хороши, а в лице француженки Кристиан Бесс я обрел коллегу, чьи прилежность и внимание к мелочам непревзойденны. Во французских версиях по меньшей мере можно оценить красоты нового текста. Когда читаешь предложения вроде: «Le lendemain matin, la véranda craque sous les pas, couverte comme elle l'est de leurs cadavres coriaces. Des lambeaux délicats et chatoyants d'ailes abandonnées gisent dans les coins», - дрожишь от искренних адмирации и восторга, осознавая, что чужой язык не обязан мириться с потерей эффекта либо его преуменьшением - и что даже филигранная литературность преобразима и переводима, если за дело берется мастер со своими умениями и искусством.

1986

(Оригинал: William Boyd "Being Translated", в сб. "Bamboo".)
Subscribe

  • Занимательное дронтоведение

    Я небогат, и мне не стыдно, Одет кондово, без затей, Меня старательно не видно В эпоху голых королей. Я копошусь в своем болоте, Его возделываю, но…

  • Ок, манифест

    Раз бумер с зумером спознались теплохладно. И что ж? в их детище сплелися две идеи! Потомок бумера желал пороть нещадно, А отпрыск зумера - порол…

  • W.B.Y. & Е.П.Б.

    Он ей говорит: «Ах, мадам Елена, Коль ваши махатмы правы, Ничто на земле не тленно, Ни львы, ни орлы, ни тельцы, ни люди; Зачем вырываться тогда из…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments