Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Categories:

Гейдрих, "культура" и все на свете

В сборнике "Totalitarian Dictatorship. New Histories" есть статья Роберта Геруорта (Gerwarth; кстати, довольно молодой, 1975 или 1976 года рождения человек), автора капитальной биографии Гейдриха. Называется статья "Холодная эмпатия. Изучение преступника и барьеры при сочинении биографии Рейнхарда Гейдриха" ("Cold Empathy. Perpetrator Studies and the Challenges in Writing a Life of Reinhard Heydrich"). Название отсылает к мысли, постижимой, боюсь, не сразу: "But the major challenge lies in the fact that any kind of life writing requires a certain degree of empathy with the subject, even if that subject is Reinhard Heydrich".

Статья прекрасна еще и тем, что показывает, как менялось отношение к Третьему рейху и его бонзам на протяжении всего времени после 1945 года. Вот тут - очень интересно, по-моему. Особенно в свете всяких событий и полемик.

Значит, сразу после 1945 года СС и - шире - все инициаторы войны и Холокоста, а особенно самые верхние нацисты виделись как воплощение зла, ужасные демоны, искусившие целую нацию; как кучка дегенератов, сумасшедших, садистов, которые пришли к власти, подтянули к себе себе подобных, - и вот вам результат. Во многом этому способствовали, конечно же, те, кто Нюрнбергский процесс пережил - Вольф и Шелленберг описывали Гейдриха как дьявола во плоти (он был в этом смысле прибыльный персонаж, ушедший в могилу даже раньше Гитлера, на него можно было вешать любых кошек), - и такой угол зрения был выгоден, в общем, всем в принципе. Те, кто участвовал, а это, считайте, практически вся Германия, половина Франции и так далее, получали своего рода психологичесое алиби - их искусили, не виноватая я, он сам пришел. С другой стороны, если нацизм стал возможен ввиду демонов, значит, нам в наших демократиях ничего не грозит. Стоит только допустить, что Гитлер и его присные были нормальными людьми - в значении "такие же, как мы с вами, а то и умнее", - ну, вы поняли. Так что лучше думать, что "у нас это невозможно".

Потом Симон Визенталь поймах Эйхмана, и был процесс, и все увидели, что в стеклянном кубе сидит не дьявол in the flesh, а какой-то замухрыжистый серый чиновник, лысеющий акакий-акакиевич с перхотью на пиджаке, пошлый мещанин, банальный во всех проявлениях (он читал в тюрьме "Лолиту" и плевался - какая гадость!). Он ни в чем не считал себя виновным. Хуже того, его сложно было и счесть виновным. Я всего лишь выполнял приказ, время было такое, что вы ко мне прицепились? Ханна Арендт, метафизически побившись головой об эту стеклянную стену, провозгласила "банальность зла" и заодно заговорила о покорности жертв, вследствие чего рассорилась со всем Израилем.

Отсюда пошло второе, противоположное толкование: Третий рейх был всего-то супербюрократической машиной, покорной гитлеровскому плану окончательного решения еврейского вопроса и обеспечения ариям лебенсраума. Эта машина, в которой эйхманы и гейдрихи были шестеренками, овеществляла "Майн Кампф". Такая картина тоже давала психологическую защиту, только с другого конца: как пишет Геруорт, "массовое убийство евреев виделось уже не как откат к варварству, но как зенит современной бюрократии и дегуманизирующей технологии, нашедшей окончательное выражение в анонимных фабриках убийства Аушвица".

Я тут замечу, что к обоим этим - противоположным, но равно абстрактным и, если чуть подумать головой, ложным взглядам - можно привинтить свои "культурные тенденции". В первом случае это будет романтическая тенденция "зигфрид-вагнер-ницше-сверхчеловеки", во втором - знаменитый нацпредрассудок насчет немецкой аккуратности и подчинябельности. Эта ваша культура что дышло, говорю же.

Таков был тренд 1970-х и 1980-х. Отсюда, как я понимаю, вырос интенционализм - попытка объяснить войну и Холокост как продукты жесткой иерархической системы, почти перфектной вертикали власти с грезами Гитлера на одном конце и покорной безликой массой на другом. Массой, обратно ни в чем не виноватой, замечу я, в силу своей анонимности и предположительной безвольности.

Однако в последнее время интенционалистам возразили функционалисты - и это нынешний тренд-консенсус, - сказавшие, что фига вам: никакой жесткой иерархии в рейхе не было, а была сложная искаженная система, в которой неочевидным образом конкурировали куча индивидов и институций. (Фантастическая заслуга Юлиана Семенова, я считаю, в том, что именно таким показан рейх в "Семнадцати мгновениях".) Никакого детально проработанного плана не было тоже. А была моральная клиодинамика (я поставлю копирайт, ибо), в которой участвовали миллионы воль.

Мне нравится этот функционалистский подход, потому что он сообщает нам три вещи:

1) о чем бы мы ни говорили в истории, речь всегда идет о системах из конкретных людей;

2) обобщения следует отметать, потому что они не проходят критерий Поппера - ими можно постфактум объяснит что угодно (см. выше; ну или вот вам другой пример - собственно Гейдрих, родившийся в семье католиков-музыкантов; можно живо придумать, как католичество и немецкая музыка воспитали его до протектора Богемии и Моравии; можно придумать вообще что угодно; но это будет не наука, а wishful thinking - "культура" дает любое количество решений такого рода);

3) во главу угла следует ставить моральный выбор. То есть - вне зависимости от любых "культурных тенденций" - грубо говоря, согласился человек убивать - прямо, косвенно (помните, в "Сказке о Тройке": "Ну что вы! Лично - никогда") - или не согласился. Всё.

Этот выбор может принимать очень сложные формы, как в рейхе и было, как есть и сейчас. Но по сути такая морально абсолютистская система координат дает неизмеримо больше для нас-сейчас, чем все ваши "культуры" и "национальности" вместе взятые. Она сводит вопрос к практической психологии, с которой - в том числе с собственной - мы можем и должны работать.

На деле, я думаю, попытка объяснить что-то "тенденциями культуры" или схожими абстракциями есть попытка обойти индивидуальное моральное решение. Может быть, из (подсознательного) страха оказаться морально слабым в решающий момент. Или из (подспудного) желания гарантировать себе моральную неуязвимость, да еще и не прикладывая к тому никаких усилий; что, в принципе, одно и то же, просто с разных концов.

И это, кстати, глубинное течение нацизма так такового: договориться с такими, как ты, что вся скверна мира кроется в не таких, как вы, а потом уничтожить всех уродов. Если вы простой националист и никого не хотите уничтожать, а просто подчеркиваете преимущества своего народа и своей культуры перед другими, не беспокойтесь: уничтожатели найдутся ("и те, кто придут за тобой", тоже). Хотя история, понятно, никого ничему не учит.

Все дело в личном моральном выборе.

Короче, вот нам bad news: каждый из нас может стать Гитлером. И вот нам good news: каждый из нас может стать Иисусом или там Гаутамой (подставьте имя). Все остальное - мне очень жаль - от лукавого.
Subscribe

  • Занимательное дронтоведение

    Я небогат, и мне не стыдно, Одет кондово, без затей, Меня старательно не видно В эпоху голых королей. Я копошусь в своем болоте, Его возделываю, но…

  • Ок, манифест

    Раз бумер с зумером спознались теплохладно. И что ж? в их детище сплелися две идеи! Потомок бумера желал пороть нещадно, А отпрыск зумера - порол…

  • W.B.Y. & Е.П.Б.

    Он ей говорит: «Ах, мадам Елена, Коль ваши махатмы правы, Ничто на земле не тленно, Ни львы, ни орлы, ни тельцы, ни люди; Зачем вырываться тогда из…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments

  • Занимательное дронтоведение

    Я небогат, и мне не стыдно, Одет кондово, без затей, Меня старательно не видно В эпоху голых королей. Я копошусь в своем болоте, Его возделываю, но…

  • Ок, манифест

    Раз бумер с зумером спознались теплохладно. И что ж? в их детище сплелися две идеи! Потомок бумера желал пороть нещадно, А отпрыск зумера - порол…

  • W.B.Y. & Е.П.Б.

    Он ей говорит: «Ах, мадам Елена, Коль ваши махатмы правы, Ничто на земле не тленно, Ни львы, ни орлы, ни тельцы, ни люди; Зачем вырываться тогда из…