Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Хелависа и ее магия Слова

[Сегодня день рождения нескольких прекрасных людей, в том числе Хелависы. По этому поводу я выложу интервью (на родном портале его полностью почему-то нет). С днем рождения :]



Фото: Наталия Иванова

Российскую фолк-группу «Мельница» можно назвать широко известной в узких кругах, однако, как показал первый ее концерт в Таллинне, в Эстонии поклонников у группы хватает: людей, собравшихся на стадионе «Калев», чтобы послушать «Мельницу», было едва ли не больше, чем на иных «звездных» рок-концертах.

Нынешняя Иванова ночь в Таллинне стала особенным праздником для «ролевой тусовки», бывших и нынешних ролевиков и реконструкторов - многие из них слушают «Мельницу», отмечающую в этом году свое 15-летие, очень давно. Эти люди наизусть помнят «Двери Тамерлана», «Королевну», «Горца», «Дорогу сна», «Богиню Иштар» и другие песни, которые поет солистка «Мельницы» Хелависа - в миру Наталья Андреевна О'Шей, лингвист-индоевропеист и кандидат филологических наук, а также музыкант, играющий и на арфе, и на гитаре, и на перкуссии, и участница нескольких музыкальных проектов.

«Псевдоним “Хелависа” появился очень давно, больше 20 лет назад, когда я еще не пела на сцене и совершенно не собиралась этого делать, - рассказывает Наталья «ДД». - Подруга принесла мне альбом Обри Бердслея с иллюстрациями к роману Томаса Мэлори “Смерть Артура”, и среди них я увидела несуразную ведьму по имени Хелависа - она у Мэлори пыталась завоевать любовь рыцаря Ланселота и в итоге погибла. На картинке у Бердслея Хелависа чрезвычайно похожа на меня: курносая, лохматая, странная такая... Подруга тоже увидела, что мы с этой Хелависой на одно лицо, и таким манером это имя приклеилось. Не то чтобы я взяла это имя, потому что хотела быть ведьмой, которая сеет ужас и разрушение в сердцах. Ни в коем разе!»

В первую очередь играть рок

- То, чем вы занимаетесь, - филология с упором на кельтику с одной стороны, фолк-рок с другой - это для вас разные сферы деятельности или смежные?


- Это на деле очень близкие сферы деятельности: то, чем я занимаюсь как музыкант, логичным образом произрастает из того, чем я всегда занималась как ученый. И мне кажется, что мои ученые штудии сильно помогают мне как творцу. Я умею работать со словом, с языком, я знаю, как он функционирует, что от него требуется, что ему нужно и так далее.

- У многих, пользуясь вашим термином, творцов, будь то музыканты или писатели, мифотворчество началось с увлечения фантастикой. У вас тоже?

- Хороший вопрос. Я всегда любила классическую научную фантастику и в подростковом возрасте перечитала массу, например, Шекли, Хайнлайна и Саймака. Но мое собственное мифотворчество выросло в первую очередь из занятий исторической поэтикой. Есть такое направление в сравнительной мифологии, основанное русскими учеными Веселовским и Лотманом; из западных я могу назвать великого индоевропеиста Калверта Уоткинса, занимавшего исторической поэтикой... Для моего творчества в первую очередь имела значение моя подготовка в этой области.

- Иначе говоря, для вас все началось не с «Властелина Колец».

- Нет. При том, что я, разумеется, читала Толкина и даже писала первые песни на стихи Толкина. Я не писала собственных текстов, пока не стала заниматься непосредственно Словом и заключенной в Слове магией.

- Думаю, я не погрешу против истины, если скажу, что ядро аудитории «Мельницы» - это ролевое движение. А сами вы ролевые игры любите?

- Что до аудитории, раньше так и было. Как дела обстоят сейчас - не знаю. Я давно не езжу на ролевые игры. Раньше ездила, и многие мои друзья начинали в ролевой тусовке, потом ушли в реконструкторы, кто-то продолжает всем этим заниматься, кто-то нет, но мы все равно остались друг для друга очень ценными людьми. Так что я с большой нежностью отношусь к обоим хобби - я знаю, что значит быть внутри ролевого движения, я понимаю, сколько это дает человеку в плане общего самосознания, становления человеческой единицы.

- Из ролевого движения выросли несколько известных в России музыкантов, включая группу «Башня Rowan» и Bregan d'Ert. То, что делает «Мельница», - в том же контексте?

- Нет, мне не кажется, что я принадлежу к тому же контексту, что Тикки Шельен (псевдоним Марины Богдановой, солистки «Башни Rowan» - Н.К.) и Майя Котовская (солистка Bregan d'Ert, известная также под псевдонимом Канцлер Ги - Н.К.) - при том, что я люблю и ценю творчество обеих. Мне кажется, что они все-таки куда больше привязаны к ролевому и постролевому контексту. Для «Мельницы» изначально первичной была музыка, а не текст. Нам интересно в первую очередь играть рок, а уж какие слова будут положены на этот рок - сильно зависит от музыкальной логики песни, а не от того, хочу ли я спеть что-то про, не знаю, Дейенерис Таргариен (героиня фантастической саги Джорджа Мартина «Песнь Льда и Огня» - Н.К.)

Сент-Экзюпери-блюз

- Иногда музыканты, долго игравшие что-то одно, расширяют свое музыкальное пространство - так было с Майей Котовской, которая в какой-то момент сказала: «Выпущу-ка я альбом женского рока, чтобы стало ясно, что я могу петь не только о тамплиерах и эльфах». Последний альбом «Мельницы», «Ангелофрения», тоже не очень похож на предыдущие...


- Я никогда не хотела никому ничего доказывать, становится в позу и говорить: смотрите, я Наталья О'Шей и я пою женский рок. Я просто пою женский рок. И даже, может быть, не очень женский. Доказывать вообще никому ничего не нужно - наши действия говорят сами за себя, и неважно, как мы позиционируем то, что делаем. Важен ответ аудитории, важно, насколько аудитория воспринимает песни «Мельницы». То, что мы сделали на «Ангелофрении», - это, по-моему, очень удачный эксперимент, и мы будем и дальше двигаться в этом направлении. Нам нравится экспериментировать, продюсировать собственную музыку, работать со звуком без какой-либо привязки к жанрам и направлениям. Вопрос «в каком жанре играет “Мельница”?» меня волнует менее всего. Журналистам я обычно говорю: ребята, это ваша работа, вы - музыкальные критики, вот сами и определяйте. А мы - мы будем музыку играть.

- Любая дискуссия о фолке и роке бессмысленна?

- В общем, да. Критерии очень формальны, между тем нет артистов, которые застыли в каком-то одном жанре. Если ты застыл - ты умер.

- А вы еще живы.

- «Рок-н-ролл мертв, а я еще нет», ага. Я бы даже сказала: too old to rock'n'roll, too young to die! («Слишком стар для рок-н-ролла, слишком молод, чтобы умереть» - альбом британской группы Jethro Tull - Н.К.) Нам интересно делать то, что мы делаем. Скажем, есть блюз, который мы готовим к ближайшей пластинке. Он про Сент-Экзюпери - почему-то. Он написан на семь восьмых, которые как хочешь, так и поверни - это может быть и фолковый размер, и джазовый. При этом блюз играется в ирландском гитарном строе DADGAD, и в нем звучит ирландский вистл. Как ты жанр этой песни определишь? Мне даже интересно, как критики это сделают, что они из нее выцепят. Но! Для меня это ровно та песня, которую я написала, это «Сент-Экзюпери-блюз», а все остальное как-то мало меня заботит.

- После пластинки «Ангелофрения» вышел стимпанковский роман с тем же названием, написанный в соавторстве вами и фантастом Максимом Хорсуном. Выходит, у вас есть и писательские амбиции?

- О! У меня масса писательских амбиций. Хотя «Ангелофрению» в основном писал, конечно, Макс, а мое имя на обложке - это скорее амбиции издательства.

- То есть вы - автор концепции.

- Скорее муза. Но сейчас в рамках большого антропологического проекта, поддержанного грантом Российского гуманитарного научного фонда, я работаю над сборником сказок.

На деревенском радио Ирландии

- Ваших собственных сказок?


- Не совсем - это мои авторские, очень авторские и очень современные переложения нескольких западноевропейских сюжетов. Всего сказок будет семь, пока я написала пять. Там получаются такие «упанишады»... (Смеется.) Первый план - это некий дом, где живут матери с детьми, и одна из матерей, я, рассказываю детям сказки. Второй план - сами сказки, третий - сказки, которые одни персонажи моих сказок рассказывают другим. Нормальная ячеистая структура, которая мне очень близка - я же по специализации «индоевропеец», и мне всегда хотелось что-то такое сделать. Шалю и веселюсь со страшной силой. Буквально вчера дописала сказку, в которой героиня, который теоретически прозревает прошлое и будущее и знает вообще все, обращается к другому персонажу словами из оперы «Князь Игорь» - цитирует Кончака: «Здоров ли князь?» А она - худая такая девчонка, вроде меня, феечка, вообще говоря. И - ария Кончака. «Здоров ли князь?.. Аль ястребы не злы и с лёту птицу не сбивают?» Мне кажется, это смешно - и, я надеюсь, читатели юмор оценят.

- Вам непременно скажут, что это постмодернизм.

- Да-а-а!.. (Смеется.) Ну, к этому-то я готова.

- У вас был проект Clann Lir, в рамках которого вы пели песни на английском, шотландском гэльском, ирландском гэльском, валлийском, даже бретонском. Недавно вы стали участницей нового проекта того же плана - «Новые ботинки»...

- Да, мы продолжили линию, которую начал Clann Lir. Эта группа больше не выступает, проект был заморожен по объективным причинам - у участников не получалось собраться и нормально сыграть. Но костяк группы - Володя Лазерсон и я - на месте, мы решили продолжить.

- Был какой-то отклик на ваши песни у людей, для которых перечисленные языки - родные?

- У ирландцев мы отдали несколько песен на разные деревенские радио. Но в Ирландии в каждой деревне есть свое радио, весьма популярное среди местного населения, которое ничего, кроме этого радио, не слушает, так что в принципе это ничего не значит. Мне, конечно, очень приятно, что наша музыка получила одобрение у носителей культуры, это круто, мы все порадовались, выпили за это дело... Но это не означает, что нас немедленно куда-то позвали играть, увы.

- Вы замужем за ирландцем, какое-то время жили в этой стране, отлично знаете ирландский язык. В Японии неяпонцев, которые хорошо знают японский, считают «странными иностранцами». А в Ирландии?

- Конечно, этот момент присутствует, и я для ирландцев - «странная иностранка». Тут еще такая штука: мой муж - дипломат, мы переезжаем из страны в страну, у него всюду появляются новые коллеги, и первым делом он начинает рекламировать жену. Мне потом говорят: «Так вы - жена Джеймса, о которой мы столько слышали? Вы звезда в России?» И я говорю (корчит рожу): «Дэ...»

Принцип чакравартина

- Сколько языков вы знаете?


- Зависит от того, что понимать под «знаю». Я говорю по-русски, по-английски, по-французски и по-ирландски, несколько хуже - по-датски, по-немецки и по-испански. Еще я знаю некоторое количество древних языков: могу читать по-древнеирландски, по-готски, на латыни, естественно, еще на санскрите, среднеанглийском и древнеисландском.

- Есть мнение, что с каждым новым языком психопрофиль человека меняется...

- По-моему, это полная фигня.

- Языки вам даются легко?

- Да, поэтому я и пошла ими заниматься.

- Вы уже десять лет живете в Европе. Это сильно вас изменило?

- Мне кажется, нет. Я постоянно возвращаюсь в Россию и никогда не позиционировала себя как эмигранта. Наоборот, мне всегда очень обидно, когда обо мне отзываются как об эмигранте. Я не эмигрировала из России, просто так получилось - когда моего мужа услали обратно в Ирландию, я уехала вместе с ним. И если бы нас снова послали в Россию, я была бы только рада - в России моя работа, музыка, мои мама и бабушка. Я все время беру с собой в Россию детей. Это для меня очень важно.

- Ваши дочери говорят на нескольких языках?

- Они трилингвы. Русский, английский и французский. Мы сейчас живем в Швейцарии, старшая ходит во французскую школу, младшая - во французский детсад.

- Вы христианка, но при этом, как сказал один журналист, «не без интереса смотрите на буддизм». Как вы все это сочетаете с интересом к язычеству, которое проступает сквозь ваши песни?

- Интерес к языческим вещам - это интерес профессиональный: нельзя заниматься сравнительной индоевропейской мифологией и не разбираться в языческих верованиях. Любые культовые тексты неразрывно связаны с религией. Нельзя заниматься ведами и не шарить в классическом индуизме. Или заниматься скандинавским эпосом - и не любить скандинавских богов как родных. Ну правда! Нельзя анализировать «Перебранку Локи» и не любить этого Локи как любимого племмяника - он же такой клевый! Они все для меня родные, свои...

- А буддизм?

- Мне близка эта философия. Понятие кармы - я знаю, как она работает. Тут скорее даже не буддизм, а индуизм... Я знаю, как работает принцип чакравартина: если у тебя максимально - для твоего уровня - вычищена карма, всякое действие тебе сразу прилетает ответом. Сделал что-то хорошее - сразу возвращается хорошее. Сделал гадость - получи гадость в ответ. Мне кажется, это очень удобно, чтобы ничего не забыть. (Смеется.) Если ты ничем не отягощен, получается круто: ты насолил ближнему - на следующее утро проснулся с насморком. И понял: да, я был неправ. Я по себе такие вещи очень чувствую...

Справка «ДД»:

Хелависа (Наталья Андреевна О'Шей, урожденная Николаева) родилась 3 сентября 1976 года в Москве. Старший научный сотрудник кафедры гермнской и кельтской филологии МГУ (специализация - ирландский язык). В 2003 году защитила кандидатскую диссертацию «Тематизация презенса сильного глагола в кельтских и германских языках (на материале древнеирландского и готского)».

На профессиональной сцене с 1998 года. С 1999 года - бессменная солистка группы «Мельница», выпустившей пять полновесных альбомов. Участница проектов Clann Lir, «Новые ботинки» и других.

В 2004 году вышла замуж за Джеймса Корнелиуса О'Шей, атташе по культуре ирландского посольства в Москве. Мать двух дочерей - Нины Катрины О'Шей (2008) и Уны Тамар О'Шей (2011). С 2004 года живет в Европе, периодически бывая в России.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments