Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Categories:

Викторианский подарок

Пусть это будет моим викторианским подарком на Новый год всем заинтересованным лицам: большое интервью с дамой-командором Британской империи Антонией Байетт, автором множества романов, включая "Обладать", "Детская книга", "Ангелы и насекомые", взятое в Таллин(н)е в мае уходящего года.

В качестве бонуса - то, что не вошло в интервью (которое было больше похоже на беседу, чем на интервью) по разным причинам, в том числе потому, что там слишком много всего обо мне, а читателю газеты это неинтересно:

- Читая «Черного принца», я был поражен тем, насколько Айрис Мердок похожа на Джордж Элиот в своем сострадании ко всем вообще - и как она сочетает христианство с буддизмом...

- Буддизм мне в высшей степени нравится. Если бы я была верующей, я стала бы буддисткой. Просто в моем положении изучить буддизм было невозможно... Мне нравятся понятия пустоты и пустотности.

- Просветление?

- Да, и созерцательная медитация. Думаю, за это буддизм и нравился Айрис - она надеялась достичь чего-то похожего в философии. Вы буддист?

- Если определять себя, я бы сказал, что я - христианин, верящий в буддизм, ну или буддист, принимающий христианскую веру. Мне всегда казалось, что христианская любовь и буддийское требование видеть мир как можно объективнее - это одно и то же, но я не понимал, как связать их логически, а потом прочел «Черного принца», где протагонист объясняет эту связь очень точно: чем яснее вы видите мир, тем больше вы его любите. Для меня это - общее в христианстве и буддизме. Для меня важна моральная и философская сторона, а не обряды, которые, да, очень часто - полная ерунда.

- Да, я примерно того же мнения. Просто... меня немного пугает слово «любовь». Я втайне размышляю об этом, но... Мне нравятся ранние эссе Айрис - об истине, и еще против сухости в литературе, как по мне, это одно из лучших эссе в мире.

*

- ...Люди понимающие возвращаются к переводам Констанс Гарнетт. Это была удивительная женщина, есть чудесная биография о ее семье. Ее сын, Дэвид Гарнетт, устроил большой переполох в кружке Блумсбери: по большей части он был гомосексуалистом, но женился на несчастной дочери Ванессы Белл от любовника Дэвида, Данкана Гранта. Дэвид впервые увидел ее в колыбели и сказал, что женится на ней, когда она подрастет - и так и сделал. Она до конца жизни писала ужасные книги о том, какой скверной была их семейная жизнь. Ко всему прочему она очень поздно узнала, кто был ее настоящим отцом. Кошмарная история. А Дэвид Гарнетт написал неплохую автобиографию, в которой ни словом не обмолвился о своем гомосексуализме. Я вникала во все это, когда писала «Детскую книгу». Честно говоря, я не понимаю, как Дэвид мог вырасти таким человеком при столь хороших родителях...

- Меня в кружке Блумсбери больше всех занимает экономист Джон Мейнард Кейнс - экономист, в конце концов женившийся на русской балерине Лидии Лопуховой...

- Да, и все очень удивились, потому что он был убежденный гомосексуалист. Но люди меняются: есть трогательные письма, из которых видно, что они надеялись завести ребенка. Кейнс мне нравится, а вот Вирджиния Вулф из того же кружка Блумсбери - нет.

- Почему?

- Она писала очень злобные письма и была вечно недовольна всеми остальными. Она была эгоисткой. Я не сделала Вирджинию Вулф своим персонажем, потому что не смогла ее полюбить.

- В книге «Inventing the Victorians» британский журналист Мэтью Пёрл пишет, что кружок Блумсбери сделал все, чтобы опорочить и высмеять викторианскую эпоху, так что сегодня мы представляем викторианцев совсем не такими, какими они были...

- Очень точно подмечено. Я как раз подумала, что из романисток моя героиня - не Вирджиния Вулф, а викторианка Джордж Элиот. Я выросла на викторианской литературе и ненавидела книгу блумсберийца Литтона Стрэчи «Выдающиеся викторианцы». Это кошмарная книга! Отвратительная! Она ничуть не смешна. Это книга мелкого человека, эгоиста, который пытается высмеять великих викторианцев, серьезных людей с прекрасными мыслями. Тот же Мэтью Арнольд бесконечно интереснее Литтона Стрэчи! Критики заметили, что в «Детской книге» нет блумсберийцев. Это осознанный шаг - я решила, что они там не появятся. Меня спрашивают: почему я не включила в число персонажей Вирджинию Вулф? Потому что я ее не люблю. А не любить ее трудно. Когда я училась в Кембридже, Фрэнк Ливис, литературный критик с пуританскими взглядами, создал канон великих британских писателей и включил в него Джордж Элиот - думаю, это он сказал: «Она - наш Толстой». Он ненавидел кружок Блумсбери и считал, что весь остальной Кембридж глуп, раз их обожает. В итоге никто не изучал блумсберийцев; Ливис говорил, что надо читать викторианцев. И когда Ливис умер, блумсберийцы вернулись в канон из-за феминизма. Теперь Вирджинию Вулф читают все, а моего героя поэта Роберта Браунинга и Мэтью Арнольда - никто.

- Энтони Троллоп?..

- Троллоп на грани: никто не знает, надо его изучать - или достаточно просто читать. Я никогда не читала о нем лекции, потому что не нахожу его технику достаточно интересной.

- Но он смешной.

- Он милый, да. Моя мама все время читала Троллопа. Кстати, она тоже училась в Кембридже - и ей тоже преподавал Ливис. Когда я была маленькая, мама давала мне читать викторианскую поэзию - Браунинга, Теннисона, - и в итоге из всего этого получился роман «Обладать».

*

- Кстати, миф от Canongate, который мне понравился, был написан русским писателем...

- «Шлем Ужаса» Виктора Пелевина?

- Точно! Изумительная книга. Мы с Пелевиным могли встретиться на одном литературном фестивале, но у меня не получилось сказать ему, как мне понравилась его книга. Но я слышала одно его выступление - он говорил: «Я должен написать какое-нибудь фэнтези, потому что мир, в котором я просыпаюсь, совсем не похож на тот, в котором я заснул».
Subscribe

  • Эстонство

    Эпиграф: "Aga isegi siis – mõne harva erandiga – pole mõeldav, et need lõimunud hakkaksid tegelema eestlusega. See on ikka eestlaste endi asi." * -…

  • Занимательное дронтоведение

    Я небогат, и мне не стыдно, Одет кондово, без затей, Меня старательно не видно В эпоху голых королей. Я копошусь в своем болоте, Его возделываю, но…

  • Ок, манифест

    Раз бумер с зумером спознались теплохладно. И что ж? в их детище сплелися две идеи! Потомок бумера желал пороть нещадно, А отпрыск зумера - порол…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments