Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Categories:

Роман Николаевич Ким

Ким: заграница ведет в фантастике широчайшее антисоветское и антикоммунистическое наступление. Привел несколько примеров, причем рассказывал с большим вкусом и азартом, как мог бы лакомка рассказывать о китайской кухне. Заявил, что наша фантастика, если не считать Лагина и Томана, не очень-то.

...

Днепров: я со своей стороны должен заявить, что не слыхал, чтобы Альтов обвинял меня в пристрастии к теме борьбы двух миров. Он обвинял меня в том, что действующие люди у меня не люди, а идеи и машины.

Ким: и не абстракционист он никакой. Наоборот, когда был у меня и увидел картину такого-то, очень ее ругал.


То есть, заметьте, у Кима дома была какая-то абстракционистская картина. И вот ее Альтов ругал. Но у Кима дома она была, и он говорил об этом, зная, что ничего ему за это не будет.

Я вообще должен сказать, что обязан Роману Киму очень, очень многим. Одной из НФ-книг, которые были у нас в библиотеке к 1983 году, когда я выучился читать, был альманах "В мире фантастики и приключений" с "Путем на Амальтею" АБС и "Непобедимым" Лема, но то и другое до поры казалось мне скучным. Но еще в этом альманахе была повесть Кима "Кто украл Пуннакана?". И вот она мне скучной не казалась никогда, сколько я ее ни перечитывал. Мама вообще считала, что "Роман Ким" - псевдоним Стругацких, ну или что АНС, допустим, поучаствовал в сочинении этой повести, потому что она совершенно прекрасная - и отличается от какой-нибудь "Тетради, найденной в Сунчоне", которая у нас тоже была. Но нет, Ким был сам по себе.

И то сказать: кореец, закончивший школу в Японии (то есть родители его выдавали за японца), и это была, заметим, еще довоенная, дореформенная в плане языка и письменности школа - представьте себе, как и какие этот человек знал языки; потом, в 1920-е, советский востоковед, в том числе - переводчик Акутагавы, а советские 1920-е - это среда Алексеева, Конрада, Щуцкого; убежденный коммунист, между прочим; потом сотрудник ИНО ОГПУ, видимо, разведчик, но хрен поймешь; потом репрессирован, во время войны, сидючи, работает переводчиком, срок сокращен до отбытого, в 1945-м выходит на свободу; потом начал сочинять. Эдакий советский полковник Лайнбарджер, который Кордвейнер Смит, - тот тоже был спецом по Востоку, конкретнее по Китаю, с похожей биографией. Я надеюсь, что они встречались, хотя вероятность такой встречи, конечно, адски мала.

Совершенно неудивительно, что о западной фантастике Ким "рассказывал с большим вкусом и азартом, как мог бы лакомка рассказывать о китайской кухне". Это вообще была фишка того времени - почитайте предисловие Брандиса и Дмитриевского к упомянутому альманаху: слюнки текут! (особенно хорошо про Бима Пайпера) - а уж Ким знал, о чем говорил. Это видно по "Кто украл Пуннакана?" вполне. Это не фантастика - скорее детектив: пропал таиландец Пуннакан, журналист и бывший гофмаршал, и вот вокруг этого исчезновения нагромождается сверхъестественная интрига - НЛО, гремлины, духи, ясновидение, прочая херня на постном масле, и все это - на службе дела антикоммунизма. Мракобесие нового времени, "изучение России методами потустороннего мира" (имевшее место, само собой; о том, как армия США заигрывала с мистикой, см. хотя бы "Люди, которые глядели на коз"). Для советского памфлета - самое то. Но, блинский блин, КАК это написано!

Рассказчиков несколько, в каждой следующей главе лирические герои меняются. Первая глава - это "Филип К., литературный агент". Это 1965 год, на секундочку. Это пишет человек, читающий западные книги. Филип К.! Один был на Западе Филип К. в то время - Филип К. Дик. С учетом тематики - параллель вполне себе, причем в той самой первой главе упоминается СССР в контексте "политико-психологических исследований" и передачи мыслей на расстоянии. Дик интересовался слухами о советских опытах по этому дела, о чем сказано в "Экзегезе", но интересовался позже. То бишь - Ким попал в самую точку.

Дальше там появляются другие кафкианские персонажи: писательница-фантастка Ада Ч., полицейский инспектор У., великий магистр герметизма Хесус Рубироса ("Сейчас через посредство нашей уважаемой гостью из Нью-Орлеана, доктора эзотерических наук Лоретты Деграншан-Бхагаван-Дас, мы вступим в соприкосновение с внечувственным планом бытия" - попутно дух Диккенса сообщает, что Эдвин Друд жив, "он исчез с определенной целью и в конце романа должен был снова появиться") и другие. По части мистики этот небольшой текст - энциклопедия получше знаменитого "Трона Люцифера" Еремея Парнова. Тут упоминается даже китайское искусство гадания "чжоуи" (второе название "И цзин", если кто не в курсе, "чжоуские перемены").

По части западных реалий вообще - почти не придерешься. Причем сноска есть, как ни странно, на Юла Бриннера, а на "Айви лиг", или "беретту", или "Сока гаккай", или там Гертруду Стайн - нет. Господи, в тексте не только "Доктор Но" упоминается, но и (великий на всю голову) "Маньчжурский кандидат".

Буржуазные НФ-реалии - в полный рост. "Мы только что продали "Галактике" восемнадцать тысяч слов Шекли и десять тысяч слова Фреда Брауна и сплавили роман Хайнлайна в издательство "Авалон"", понимаете ли. "В Англии решили снимать фильм по роману Бредбери "Летопись Марса"". Это, значит, "Марсианские хроники", изданные на русском в том же 1965 году, уже после того, как Ким написал свою повесть. "Вчера из Бостона от Айзака Асимова пришла рукопись в 65 тысяч слов. Тема - изобретение киноаппарата, снимающего сновидения". У Азимова и правда есть такой рассказ. Ну или там:

– Мне надоела эта дурацкая детективная история. - Фил прикрыл рот рукой, подавляя зевок. - Пора кончать с ней, мы совсем запустили наши дела. Вчера поздно вечером пришли рукописи, я их засунул в свой стол.

– От кого? - спросила я сквозь зубы.

– От Артура Кларка и Эдмунда Хамильтона. И еще повесть Хайнлайна - о том, как Кремль засылает зараженных гремлинов в Америку.

Я поморщилась.

– С такой вульгарной повестью не стоит связываться. Надо отослать обратно.


У Хайнлайна, понятно, не было такой повести никогда. Но, мне кажется, тут это фига в кармане: по-английски gremlin и Kremlin рифмуются. Получается pun, игра слов, такая же дурацкая, как вообще всё понимание западной фантастики в СССР. (Хайнлайна не жалко. Антисоветчик он был тот еще.)

Как и во всяком правильном детективе, разгадка исчезновения Пуннакана содержится в последнем слове текста.

Про Кима есть очень мало всего. Кое-что в мемуарах Балабухи, кое-что в Интернете - тут и там. Не хотелось бы, чтобы этого человека забыли.
Subscribe

  • Владимир Набоков - "Плач Человека Завтрашнего Дня"

    Мои очки, признаться, неизбежность: когда суперглаза Ей дарят нежность, я вижу печень с легкими – зловеще они морскими тварями трепещут средь матовых…

  • Эстонство

    Эпиграф: "Aga isegi siis – mõne harva erandiga – pole mõeldav, et need lõimunud hakkaksid tegelema eestlusega. See on ikka eestlaste endi asi." * -…

  • Занимательное дронтоведение

    Я небогат, и мне не стыдно, Одет кондово, без затей, Меня старательно не видно В эпоху голых королей. Я копошусь в своем болоте, Его возделываю, но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Владимир Набоков - "Плач Человека Завтрашнего Дня"

    Мои очки, признаться, неизбежность: когда суперглаза Ей дарят нежность, я вижу печень с легкими – зловеще они морскими тварями трепещут средь матовых…

  • Эстонство

    Эпиграф: "Aga isegi siis – mõne harva erandiga – pole mõeldav, et need lõimunud hakkaksid tegelema eestlusega. See on ikka eestlaste endi asi." * -…

  • Занимательное дронтоведение

    Я небогат, и мне не стыдно, Одет кондово, без затей, Меня старательно не видно В эпоху голых королей. Я копошусь в своем болоте, Его возделываю, но…