Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Category:

Роберт Шекли "Разговорчики на Марсе"

[Оригинал называется "Conversation on Mars" и лежит тут.]

Роберт Шекли

Разговорчики на Марсе


Корабль спускался в рыжем пылевороте, который пилоты наблюдали в тонированные иллюминаторы. Из-за особой тонировки солнцезащитных стекол пыль казалась серо-зеленой. Мораль в этом явно была, но какая - так сразу и не скажешь.

Пассажиры в салоне сидели в сконструированных по последнему слову техники креслах, позволявших принимать любые позы. Каждое сиденье в длинном ряду было оборудовано небольшим телемонитором, который выдвигался, стоило освободить защелку. Эти мониторы заменяли считавшиеся излишней роскошью окна. Тот факт, что все происходившее снаружи показывалось в других цветах, никого не волновал. И в этом тоже была своя мораль.

Мужчины на местах ВС-112 и ВС-113 переглянулись. Первым заговорил Петр.

- Ну, Иван Михайлович, - сказал он, - вот мы приземлились на Марсе...

- Вроде как, Петр Дембровский, - ответствовал тот.

- ...и вскоре ступим на его поверхность, - добавил Петр.

Иван пожал плечами.

- Может, ступим, а может, и не ступим. Кто их знает, вдруг они снова запустят двигатели и вернут нас обратно на Землю?

- Навряд ли. Наше приземление - венец плана, который разрабатывали долго и тщательно. Теперь мы на месте и стали, можно сказать, марсианами...

- Петр, я слышу в твоем голосе триумфальные нотки. Ты на самом деле думаешь, что полет на Марс - это огромное достижение?

Петр в изумлении посмотрел на Ивана.

- Разве наш полет - не триумф человечества? Не редкое проявление неукротимого русского духа?

- Как скажешь.

- Так и скажу! Иван, ты подумай о наших предках, трудившихся ради этого дня. И вот наконец свершилось!..

Иван опять пожал плечами. Выглядел он нехорошо, если не сказать "жалко". Его светлая кожа имела зеленоватый оттенок, глаза воспалились; под пышными нечесаными усами, из-за которых Иван походил на молодого Фридриха Ницше, желтели губы, намекавшие на болезнь печени.

Петр был сердит на Ивана за то, что тот так плохо выглядит. Своим внешним видом Иван словно бы отрицал грандиозное и авантюрное марсианское предприятие, позволившее парням из деревеньки близ Омска своими глазами взглянуть на великие пейзажи солнечной системы и поучаствовать в космической экспансии человечества.

Космолет окончательно затих. Люди вокруг отстегивали ремни, поднимались со своих мест, сворачивали и засовывали в карманы бесплатные космические журналы. Одни боролись с застрявшими в багажных полках чемоданами, другие уже брели по проходам к выходу.

- Они выходят! - сказал Петр.

- Именно так.

- Айда вместе с ними?

- Вечно ты идешь вместе с кем-то, - сказал Иван. - Они покидают космолет - и ты туда же.

- Это что - плохо?

- Как овца на бойню.

- Да нет там никакой бойни, - сказал Петр. - Просто люди стройными рядами отправляются на новые земли. Ну же, идем!

- Мне и здесь очень даже неплохо.

- Что-то я тебя не пойму. Ты же вчера ночью жаловался, что, мол, спина болит!

- И по этой причине я должен покинуть наш замечательный космолет? А кроме того - ты уверен, что мы на Марсе? Тут ни указателей, ни рекламных щитов. Может, корабли сделали незапланированную остановку на спутнике.

- Мы уже останавливались на спутнике. Забыл, да? Мы запасались топливом и едой.

- Я бы не стал называть киевские котлеты со спутника едой, - сказал Иван.

- Мне они тоже не очень, - сказал Петр. - Я бы рыбки поел. Только откуда свежая рыба на спутниках или на Марсе? И с водой у них напряженка.

- Сколько воды нужно, чтобы развести в бассейне рыбу?

Тут из пилотской кабины явился самолично капитан космолета Илья Смиренский.

- Это что значит? - спросил Илья. - Вы, ребята, почему не вместе со всеми?

- Я вот его жду, - сказал Петр, кивая на Ивана.

- Я жду сам не знаю чего, - сказал Иван.

- Значит так, парни, - сказал Смиренский. - Сейчас же на выход. Мне нужно опять вывести корабль в космос и вернуться на Землю, чтобы взять на борт следующую партию. Это не дело - стопорить процесс, потому что два мужика, видите ли, боятся новой планеты.

- Это кто боится? - сказал Иван.

- Ты и боишься, - сказал капитан. - Не я же. Я сделал то, за что мне платят и чему меня учили. Посадил корабль на красную планету.

- Вы начальник, вы на особом положении, вот вам и не боязно. Нам говорили, что Марс красный. А вы посмотрите сюда - он же серо-зеленый! - Иван показал на телеэкран.

- Естественное искажение цвета, - сказал капитан.

- С какими еще естественными искажениями нам предстоит столкнуться? - откликнулся Иван.

За капитаном появился еще один человек. Приставив окуляр кинокамеры к глазу, он снимал все происходящее на пленку.

- Из-за камеры ничего не слышно! - сказал капитан. - Безобразие! Уходите!

- Если не хотите, чтобы эта сцена была в фильме, - сказал Иван, - пусть ее потом вырежут.

- Из фильма не вырежут ни одного кадра, - заявил капитан. - Высадка будет показана от и до, и неважно, сколько времени она продлится.

- Слишком уж долго она длится, - посетовал оператор. - У нас пленка кончается.

- Врет, - сказал Иван. - У него же видеокамера. Запасы видеопленки в ней бесконечны.

- Ничто не бесконечно, - сказал оператор. - Даже видеопленка.

- Знаете, что я думаю? - сказал Иван. - Я думаю, мы с Земли и не улетали. Месяцами кружили над какой-нибудь Сахарой, а потом наши хозяева приказали приземляться. Да-да, нас продадут в рабство! С арабами уже договорились. Вот что я думаю.

- Ерунда, - сказал капитан. - На десять миллионов километров в любую сторону нет ни одного араба.

- Вы, капитан, сами смахиваете на араба, - сказал Иван.

- Я грузин.

- Вот оно что! - закричал Иван.

- Вот оно - что?

- Проехали, - сказал Иван.

- Вы меня извините, - сказал оператор капитану, - этот человек - он сумасшедший, но он не полностью сумасшедший. Общеизвестно, что вокруг Марса скопилась масса негативной энергии. Ведущий эксперт по космоплаванию не так давно объяснял, что астрогаторам невероятно сложно прорубать вероятностные окна в плотном покрове информации, закупоривающей и искажающей почти все пространство. Мы можем быть где угодно.

- Я тоже об этом слышал, - сказал кто-то из-за спины оператора. Показался молодой человек с волосами торчком, за плечами у него висел огромный рюкзак для камеры. Это был помощник оператора.

- Миша, - представился он. - Я с интересом следил за вашей дискуссией. Мне подумалось, что когда-то нас восхищали оксюмороны и необычные сравнения, но что удивило бы нас до чрезвычайности - так это человек с попугаем вместо руки. Вроде вон того парня.

Миша ткнул пальцем в телеэкран, на котором высокий мужчина в темном костюме словно бы ждал автобус. В нем не было абсолютно ничего необычного, кроме разве левой руки, которая оканчивалась попугаем.

- Поразительно, не правда ли? - продолжал Миша. - А ведь статьи на эту тему публиковались в разных земных журналах. И по Си-Эн-Эн недавно крутили спецрепортаж. Кажется, эта болезнь называется психическим пситтакозом. Она появилась то ли на Мадагаскаре, то ли в Дагомее. Ей подвержены африканцы. Так овеществляется истерия.

Оператор Саша сказал:

- Откуда ты все это знаешь, Миша? Тебе удалось убедить меня в том, что существует непроницаемая сфера непознанности. Но мы-то как раз в полном тумане - так откуда тебе про это знать?

- Друг мой, мы знаем это потому, что мы - русские, - сказал Миша. - Разговоры подобного рода впитаны нами с молоком матери. Мы сейчас имеем дело со всамделишным научно-фантастическим контекстом. Некогда данный контекст принадлежал англоговорящим народам. Только они мыслили научной фантастикой. Но у нас, русских, всегда имелись определенные преимущества в том, что касается думания и размышления. Вот мы их всех и перегнали.

- Как вы полагаете, почему всё так, как оно есть? - спросил Петр.

- Что-то возникает из ничего - доказано физикой. Причем не время от времени, а всегда и никак иначе. Что может породить что-то, кроме как ничто?

- То есть ничто - реально?

- Напротив, - внезапно включился в разговор Иван, - реально всё. И возразить на это нам нечего, поскольку реальность вошла в область банального, которое по определению не стоит внимания. Теперь же некий категорический императив требует от нас изучить даже не замеченные ранее банальности.

- Браво, Иван, - сказал Петр. - Чтобы сказать такое, нужно быть храбрецом. Кстати о человеке с попугаем вместо руки - вы заметили, что он курит своим попугаем сигарету?

- Как это по-русски!

- Эй, парни! - громко и недовольно сказал капитан.

- Так точно! - ответили Петр и Иван почти одновременно.

- Хватит валять дурака. Вы уже получили предписания?

- Никак нет, - ответил Иван.

Капитан вынул из кармана два листа бумаги и передал их Ивану и Петру.

- Возьмете их с собой, когда пойдете наружу. Предъявите сержанту, он направит вас на службу в войска обороны. Не занимайте себя вопросами о реальном и нереальном. Просто выполняйте приказы.

- Есть! - сказал Петр. - Разрешите спросить. От чего мы обороняемся?

- Отставить вопросы. Вам прочтут об этом лекцию - когда расквартируют и накормят.

Мужчины кивнули и двинулись прочь, на серо-зеленый Марс.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments