Angels Don't Speak Chinese (angels_chinese) wrote,
Angels Don't Speak Chinese
angels_chinese

Category:

Есенин и Матрица: серия была без числа

Есенин чувствовал, что Матрице нужно как-то противостоять. Но как?

- Вы прилипли к русской литературе, как клопы вонючие! - кричал он, демонстрируя Крученых "удар учителя". - Пукало коровье! Сявки поганые! Замолчи, бездарность! Я русский поэт! Без меня истории России быть уже не может! У меня есть телеграмма с кодом доступа к главному компьютеру Сиона! Я с ней в Англию уеду! Как Гамлет! Тамошние львы лучше наших львов... дави-идовичей!..

Как скажет позже Режиссер: "У него было невероятное, самоубийственное ощущение самосознания". А Актер добавит: "Он был человеком ангельского происхождения".

Но это будет позже. А пока Есенин походя заглянул в грядущее и процитировал "Гамлета" в переводе, который Борис Пастернак сделает 14 лет спустя:

- Уснуть... и видеть сны. Вот и ответ? Какие сны в том смертном сне приснятся?..

Черный Человек Троцкий поправил микрофон в ухе и спросил у Каменева:

- Откуда у него телеграмма с ключом к Сиону?

- Ну как... - сказал Каменев. - Он служил в царском селе... при дворе там крутился... а телеграмма... завалялась в мусоре...

- Перерыв закончился - а бутербродов мы так и не поели, - посетовал Черный Человек Троцкий и немедленно вызвал из недр Матрицы своего лучшего агента Якова Блюмкина. Инструктаж они проводили прямо на лестнице, в окружении кочующих толп отрешенных симулякров.

Есенин, почувствовав невиданные возмущения в Матрице, понял, что надо бежать, и позвонил Тринити. Поздно: Бениславскую поглотила Матрица, она даже не поднесла трубку к уху и вообще была пьяна. Уйти от врагов по телефонной связи не удалось.

Как скажет позже Сценарист: "У него было много женщин. Женщины любили его, конечно, не за стихи. Взять хотя бы Айзадору... Айсидору... Поскольку он был опять же поэт, он был нехорош с женщинами..."

Но это будет позже. А пока, коротко попрощавшись с другой своей Тринити, графиней Софьей Толстой, Есенин на всякий случай захватил гармошку. "Против Матрицы любое оружие сгодится", - подумал он. Так оно и оказалось - потом, когда Вольф Эрлих по прозвищу Сайфер украл у Есенина револьвер.

Встретив в коридоре Мейерхольда, Есенин решительно слился со стеной.

Агент Блюмкин явился к Есенину не один, а с двумя агентами Смитами, и потребовал телеграмму с кодом доступа к Сиону.

- Ё нэйм из Яша, - сказал Есенин, давая понять, что знает, с кем имеет дело.

- Ё нэйм из Сережа, - кивнул агент Блюмкин, признавая величие Есенина как русского поэта. - Сергун, отдай телеграмму нам. Если код доступа к Сиону попадет в чужие руки...

Есенин ударил агента Блюмкина гармошкой. Агенты Смиты ударили Есенина канделябром. Агент Блюмкин вывел Эрлиха в коридор гостиницы и начал на него орать, и никто их не услышал - то ли все спали, то ли гостиница была пуста. В будущем автомобиль Следователя взорвался в воздухе, не долетев толком до земли. Матрицу трясло.

Как скажет позже Автор: "Это моя вера. Искать там подлинной правды не стоит. И вообще, поэт все воспринимает куда сильнее, чем нормальный человек..."

Но это будет позже. А пока за кадром остается мистическое действо: агент Блюмкин пишет собственной кровью русского поэта его же предсмертное хокку:

Не грусти и не печаль бровей:
Снять хреновый сериал - не ново,
Истину найти куда трудней.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments