Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

やれやれ

Никогда не существовавшего, а следовательно, легендарного

Евклид считал, что мы излучаем свет глазами, Дарвин верил в существование Патагонии, а за жюль-верновским «Путешествием к центру Земли» стояла целая геологическая школа. T&P публикуют перевод статьи журнала The Escapist, разбирающей самые примечательные заблуждения, едва не ставшие академическим мейнстримом, - сообщает нам Кира Югова в статье "Все–таки не вертится: 5 не оправдавших себя научных теорий".

Какой все-таки идиот был этот Дарвин. Разве ж приличный человек поверит в Патагонию?

И мне вот, с детства не верившему в это дело, ваще непонятно, почему картографам позволяют печатать Патагонию в ихних атласах и куда смотрит правительство. Эй, правительство!..
道

Новости эстонского стругацковедения

Во-первых, у нас вышел перевод "Улитки на склоне" - первый полный (до того часть "Улитки", "Управление", кажется, выходила в 1971 году в серии "Библиотека журнала "Лооминг" ["Творчество"]"). Перевод, сколько я вижу, хороший. Вот такая обложка:



Если что, я купил книжку для "Люденов" :)

Во-вторых, я, оказывается, неплотно следил за местной "ульме" (фантастика по-эстонски) и только на "Эстконе" узнал, что в прошлом году на эстонском вышел сиквел (!) "Отеля "У погибшего альпиниста"". Вот такой:



Тут надо сказать две вещи.

Первая: "Отель" страшно популярен в Эстонии, потому что единственную его экранизацию снял эстонский режиссер Григорий Кроманов на эстонском же языке, и премьера состоялась в Эстонии, и сыграли там эстонские актеры, причем первого эшелона - Юри Ярвет, Микк Микивер, Сулев Луйк, Тийт Хярм (в роли Глебски был занят латыш Улдис Пуцитис), и музыку к "Отелю" написал эстонский композитор Свен Грюнберг, и так далее. Здесь, у нас, распространено мнение, что "Отель" лучше "Сталкера" Тарковского и вообще - при всех своих недостатках - лучшая экранизация АБС из имеющихся. Я тоже так думаю.

Вторая: книгу написали трое Трубецки, из коих первый и главный, Тыну Трубецки (из княжеского клана, само собой) - это знаменитейший эстонский панк-рок-музыкант, бессменный лидер группы "Vennaskond" ("Братство"), у которой масса песен связана с фантастикой. Самая знаменитая - "Гиперболоид инженера Гарина", и это надо слушать, конечно, но есть и другие - "На краю света есть кафе, где все мы встретимся", например. Другие два автора - Тыну Трубецки-младший и Том Клод Трубецки.

Судя по аннотации, книга "Мистерия отеля "У погибшего альпиниста"" продолжает книгу и фильм, герои там и прежние, и новые, среди которых, мнэ-э, болгарский шпион Эмиль Боев (кто помнит Богомила Райнова?), британский шпион Джеймс Бонд, эстонский аниматор и музыкант Каспар Янцис (автор шикарных мультиков "Крокодил" и "Вилла Антропофф"), финский президент Урхо Кекконен, австрийский лыжник Тони Зайлер и другие. Инспектор Глебски работает таксистом в Париже, приключается в Тироле, убегает от полиции в Финляндии и так далее. "Книга пытается ответить на вопрос, готово ли рациональное мышление к встрече со сверхъестественным".

В общем, Трубецки оттянулись по полной :)))
  • Current Music
    Веннасконд - Инсенер Гарини хюперболойд
道

Выучить валлийский

Захотелось выучить валлийский.
Значит, плохо дело, братец кролик:
Все тебе осточертели роли,
Остонебесела переписка.
Сколько каблограмм ушло судьбе -
А в ответ ни ку, ни мэ, ни бэ.

Или, скажем, вдруг уехать в Кимры.
Тот же Cymru, только где-то сбоку.
К сожаленью, никакого проку
Нам не будет от поездки в Кимры.
Рифмы к Кимрам нет, а посему
Убреду обратно я во тьму.

Вечер. Хищно рыщут катахрезы
Очень близко. Избегая риска,
Применяю славный метод списка.
За валлийской всячиною лезу,
Изучаю памяти шкафы,
Добавляю слог в конце строфы:

Вот корона красного дракона,
Игры трона, борона, ворона,
Грифид ап Лливелин, оборона
Царства до последнего нейрона;
Лландриндод, что поминает Плиний,
Сидючи под сенью римских пиний;

Что еще мы знаем про валлийцев
С их письмом почти что консонантным?
Съехать в Карнарвон, без вариантов,
Жить впотьмах, не вглядываться в лица.
Пусть вознаградит Господь сторицей
За зубрежку варварских лениций.

Выучить валлийский. Жить на лоне
Сумрачной природы графства Гвинед,
Ждать, пока Господь войска не двинет,
И держать глухую оборону
Мира до последней капли туши
На моей мильонной части суши.
道

Малабарские сны

Несколько дней назад приснилось, как я обнаруживаю книжку о японской фантастике - большую, в твердой обложке, на японском - у какой-то девушки.

Сегодня опять снилось фантастическое и незнакомые девушки. Не только они - там и знакомая девушка Юля Зонис была, и Лин Лобарев (в результате интриг и перетасовок мне достался Линов экземпляр "Хозяина зеркал" Зонис с именной закладкой хозяина внутри), а действие происходило в старинном европейском городке с офигенским замком. Кажется, в этом городе я уже был по другим делам. Помню, кому-то я рассказывал про сюжет "Чудо-Лондона" Тони Баллантайна, поясняя нехитрую мысль, что на инопланетян можно свалить в сюжете что угодно. Еще во сне был местный монорельс с недостижимым стоп-краном, на котором мы с какой-то девушкой проехали центральную улицу городка и заехали в местность к тому самому офигенскому замку - почти черному, с фасадом, смахивающим на Нотр-Дам с восточной стороны. Был торговый центр с такой топологией, что я не мог вскарабкаться на следующий этаж.

Может, постковентное. Не знаю. Во снах хорошо.
カメレオン

Новий запис

Разведка сообщила, что в ночь на воскресенье в холле третьего этажа пансионата, где проходил "ИПК", кто-то громко рассказывал о том, как со мной поссорился. Если учесть, что из реально поссорившихся на конвенте был один человек, который никак не мог глубокой ночью рассказывать обо всем этом громким мужским голосом, возникает загадка. Точнее - какие-то нездоровые сенсации. Может, кто заочно поссорился? "Тогда придите - и рассудим".
道

"Интерпресскон"

На этом конвенте было, пожалуй, два прекрасных момента - один волшебный, другой смешной. Первый - это когда мы с прекрасными Зоричами и Ко гуляли ночью по берегу Финского залива, перемежая высокие материи низменными, и вдруг во тьме послышалась чистая певучая флейта. Мы приблизились к источнику звука. На мокром песке стояли двое - китаец и китаянка, и мальчик играл девочке на огромной флейте. Разумеется, мы смолкли. На небе был откровенный Тёрнер, на земле - покой и умиротворение, по крайней мере, на пару секунд, в каждой из которых было по вечности.

Второй - это когда взрывались стулья. Сидим мы с Аланом Кайсанбековичем Кубатиевым на поэтических чтениях, читает Сергей Шилов, мы смотрим каждый в свой лэптоп. Я нахожу перевод отрывка из Китса (да, Наташа, тот самый) и, желая показать его Кубатиеву (в качестве алаверды на его подражание моим скромным версификациям), передаю Алану ноут. В этот момент ножки синего пластмассового стула "пляжный" подо мною расползаются, и я, благородные доны, стремительно и со страшным скрипом-скрежетом ухаю вниз. Успелось только вытянуть руку и сказать: "Алан, спасайте комп!.." Алан протягивает руку - и тут стул под ним решает последовать примеру моего, так что Кубатиев через мгновение оказывается в той же неудобной позиции, что и я. Крики, блицы, нас поднимают. Это были не последние взорвавшиеся под фантастами стулья, само собой. Но, кажись, первые.

В остальном - конвент как конвент. Мероприятий немного, были очень дельные, скажем, доклады Ульдора и Ермолаева про Первую мировую. Я сделал часовой доклад про стимпанк, народу вроде даже понравилось. Братцы Зоричи и Ко прекрасны, и, кстати, шашлык был божественный. Прекрасна Юля Зонис (мои тебе поздравления с победой, само собой). Прекрасен Лин Лобарев. Алан Кайсанбекович, так и быть, прекрасен тоже, хотя в этот раз он троллит как-то исступленнее обычного. Питерское пасмурье и Балтийское море прекрасны без оговорок. И большое спасибо Дмитрию Володихину за подаренный сборник. Книжек в этот раз мало, но они все значимые. И еще спасибо Юрию Флейшману за детективный сюрприз.

Пьянство, как обычно, вылилось в демонстрацию не самых приглядных сторон вроде неплохих людей, но это фиг с ним, - просто я привык, что все вокруг достаточно в себе, чтобы не глупеть на глазах, а этого не от всех можно ждать (не говорю - требовать). Невозможно ждать и прекращения игр в песочницу, хотя большинству раздел песочницы надоедает довольно скоро. Боги песочницы очень забавны.

Наверняка я кучу всего упустил, но пора уже и складываться. За окном волны гасят ветер. Comme toujours.
道

Из городу Парижу

Программа-максимум выполнена: облился йогуртом в Париже и не умер, катался час под дождем и ветром по Сене, разгадал загадку последнего гобелена "Девушки с единорогом", бродил куда глаза глядят по саду Люксембургскому, спел в метро с inagoldin и незнакомыми французскими девицами "Сантиано". И еще много-много чего. Оставайтесь с нами :)
驚

Отель "Гранд-Будапешт"

Только одно скажу: этот фильм - сильнейший аргумент в пользу перевоплощений. Иначе никак невозможно понять, отчего 45-летний американский режиссер родом из Хьюстона, штат Техас, вздумал снять совершенно роскошное кино про то, как в 1930-х умерла прежняя, габсбургская, космополитическая Европа - и народилось взамен нечто чудовищное. Я понимаю, что Уэс Андерсон вдохновлялся Стефаном Цвейгом. Но покажите мне, например, россиянина, который с такой же душой снял бы что-то про Америку, или Германию, или Японию. (Окей, Арабов-Сокуров. Исключение, подтверждающее правило, - Андерсон ведь анти-Сокуров, и анти-Герман, слава богу.)

И тут дело не в народившемся чудовищном, про него мы и так слишком много знаем, а в ушедшем "вчерашнем мире" Цвейга, в Европе, где можно было жить еще человеком, а не национальностью; в Европе, у которой, если бы не Первая мировая, был шанс; в Европе, которая умирала в 1930-х. И вот этот типа жеманный надушенный геронтофил, а на деле добрый славный малый (не без тараканов в голове, но зато с ним можно пойти в разведку) мсье Гюстав Х. и его Братство скрещенных ключей - это и есть та норма, та истина, от которой мы чудовищно отклонились. Но Андерсону мало это констатировать, он еще и показывает, как мы можем вернуться к прежней истине на новом витке. Как мы к ней неизбежно вернемся. И сам фильм - это ведь точно такая же книга, которую читает девочка у памятника. Удивительно, правда? Но никак иначе мировая история и не работает, и только для этого и нужно искусство - чтобы доставить чью-то любовь по времени от адресата Икс к адресату Игрек. (А иногда - от адресата Икс к адресату Икс. Но тс-с-с, я и так уже слишком много сказал.)

И вот я думаю, что "Отель "Гранд-Будапешт"" - именно об этом: о возвращении утраченного, а главное, о том, что именно было утрачено и должно, обязано вернуться. Хотя, само собой разумеется, это просто авантюрная история в духе Пинчона (как зовут героиню Тильды Суинтон? ага, Дегофф-унд-Таксис) про вымышленную восточноевропейскую страну Зубровка и приключения ее обитателей в далеком 1932 году. И вот скажите мне: как, КАК 45-летнему уроженцу Хьюстона, штат Техас, вообще могло прийти в голову нечто подобное?
カメレオン

Дураком помрешь

Только что ткнули носом: в имени Нарекаци ударение - на последний слог (а не на предпоследний, как я всю жизнь думал). Конечно, я не Байрон и в венецианском мхитаристском монастыре армянский не изучал. Но все равно несколько стыдно.
道

"Посольский город"

Русский перевод появился у нас в книжных. Я не читал ни оригинал, ни перевод, только полистал. И у меня один большой вопрос тире скорбь.

В оригинале у Чайны Мьевиля ариекей говорят два слова за раз, что выражается на бумаге примерно вот так, дробями (взято из Википедии):



В переводе я не увидел ни одной дроби. Присмотревшись, обнаружил, что их заменили косыми чертами (/). Может, я чего проглядел? Если нет - впечатление сильно смазывается. Вроде бы мелочь, но.

Вот еще забавно - из отрывка из перевода в "Мире фантастики" (это я искал косую черту и наткнулся случайно; выводов не делаю, просто забавно):

— Как пишется имя Брена? — спросила я папу Шемми, и он мне показал.
— Брен/Дан, — сказал он, ведя пальцем по слову: семь букв; четыре он произнёс; три не умел.


Оригинал:

"How do I spell Bren's name?" I asked Dad Shemmi, and he showed me.
"
Bren", he said, running his finger along the word: seven letters; four he sounded; three he could not.

(У меня макмиллановское издание 2011 года.)