?

Log in

No account? Create an account
Angels Don't Speak Chinese's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Angels Don't Speak Chinese's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Friday, May 15th, 2015
1:00 am
Sticky
Tuesday, April 9th, 2019
9:55 am
Пробитое дно
Хорошо иметь пробитое дно,
Под которым темно, так что всё равно,
И не берут ни печаль, ни страх,
Ни волчья морда в ночных кустах.

Хорошо иметь сомнительный тыл,
когда простыл, не осталось сил,
когда засада, ты на мосту,
и падать разве что в пустоту.

Хорошо, когда не страна - тюрьма,
когда все вокруг сбежали с ума,
тычут пальцем, бросаются в крик,
слепые глаза, змеиный язык.

Хорошо, когда враги у ворот,
когда ты трижды отрекся от,
когда и мысли нет о своей
безгрешности в океане теней.

Ты назавтра будешь уже не ты,
мотылек, несущий твои черты,
стряхнувший с крыльев, как страшный сон,
лики смерти со всех сторон.
Wednesday, February 20th, 2019
9:23 am
Тинтин на том свете
в посмертие Тинтин отправился один
по рыбам Стикса и по звездам асфоделя
вставал в пол-неба бледный блинский блин
с билбордом близблудящего борделя
и Цербер делал кусь, а Вейдер делал хрясь
и расставалось человечество смеясь

Тинтин спешил вперед, не отвлекаясь на
нудение теней в подземном кьяроскуро
от станции "Труба" до станции "Стена"
он ехал на горбу кочующего гуру
разносчика наук о сладости вины
чья морда вечно просит кирпича Стены

от скучных злых болот у замка Франца К.
отбившись насилу похабною частушкой
Тинтин сыграл с чужим безумьем в дурака
уж горы близятся, и няня машет кружкой
у космонавта на крылах по двадцать же
и ими машет он Создателю Эрже

пожалуй, что бы ни, а также как бы ни
откуда б он ни шел и что б его ни ждало
Тинтин не станет тенью и ни в чьей тени
не будет прятаться уныло и устало
поскольку мир велик, и мелочиться грех
и кто здесь плавает всегда быстрее всех?

а как-нибудь потом, наприключавшись в
очередной стране без карты и с приветом
нечаянно мелькнув в космическом ТВ
кармическим ТТ (не путать с пистолетом)
вернется он туда, где средь мирских химер
ждет верный вечный белый фокстерьер
Wednesday, February 6th, 2019
9:41 am
Невидимка
Буддизм в Японии. Сугроб на мостовой. Разбрелся по трое и глушит грусть конвой. Из чащи слышится все чаще чей-то вой - такой щемящий. Тьма не дается, извивается угрем. Не ржать над пропастью! Стоять под фонарем! Бог из машины аж искрит за алтарем, играет в ящик.

Червь тишины упорно лезет из могил. Мертв рок-н-ролл, но жив пинкфлойдов армадил. Вертинский с Анненским в мерцании светил молчат, как рыбы. Цитаты прут из неокрепшего ума, который сам себе тюремщик и тюрьма, волк и ягненок, демимонд и полутьма. Спасибо, ибо.

В потемках этой недосказочной тиши, носящей с гордостью название души, цветет и пахнет персональное Виши, оплот согласных. Сей дирижабль, навеки вмерзший в мертвый лед, забыл и думать про какой-то там полет, не шелохнется и уже не бомбанет. Короче, ясно.

Какие Брейгели, такое полотно. Вот царь-надежа бьет тринадцатое дно. Вот в цирке клоуном работает Оно, и ржут трибуны. Февраль чернилами рыдает от тоски, его сомнамбулы внезапны и резки. Корабль пустыни погружается в пески. Пылятся дюны.

В укромных заводях старинного холста, на глади перенаселенного листа, где только "я" никак не менее полста - мудрят, психуют, - есть невидимка. Будто ангел, впавший в транс, он наблюдает повсеместный декаданс, и пишет мелом на тюрьме "Ici l'on danse" - и сам танцует.
Wednesday, January 23rd, 2019
10:00 am
Эстонский/Русский /// Eesti/Vene
mu isamaa on igavesti muukeelne
ja kõikjal muumeelne
mu kultuur pole hubane maja
vaid saavutamatu tähti täis taevas
mu lähedased on nii kaugel
et mõnega kohtume üks kord elus

mu isamaa on keelesegatud
lemmikraamatuid mõistatan sõnahaaval
muutuvaisse nägudesse vaadates
näen midagi enamat kui tüütu igav mina
elan hingede peegellabürindis
ise peegel olles

mu isamaa räägib kõiki keeli
ma ütlen et parem kirikus karneval
kui kasarmus konsensus
ei tohi mu jumalal habemest kinni võtta
ta kaob alati silmist
ja käib alati kõrval

///

мое отечество навеки иноязычно
и повсюду инородно*
моя культура не уютный домик
а недостижимое звездное небо
мои близкие так далеко
что порой мы встречаемся раз в жизни

мое отечество все языки смешало*
любимые книги разгадываю по слову
глядя в меняющиеся лица
вижу большее чем скучный докучливый я
живу в зеркальном лабиринте душ
и сам я зеркало

мое отечество говорит на всех языках
я скажу что лучше карнавал в кирхе
чем консенсус в казарме
моего бога не схватишь за бороду
он вечно исчезает из глаз
и вечно идет рядом

* в оригинале не очень переводимая игра местных слов
Monday, January 21st, 2019
3:33 pm
Персональный миф
Наступает момент, когда усталость берет свое,
когда откладываешь книжку, опускаешь копье,
отпускаешь поводья, замолкаешь, закрываешь глаза
и не очень-то даже внимательно смотришь за

А там, как обычно, кружится, поражая, чужая тщета,
хороводит и лихорадит, не платя по счетам ни черта,
слились в экстазе эгрегоры, зажигает огни фейсбук,
но только сквозь весь этот джингл-джаз пробивается вдруг

Так просто увидеть знаки дороги, когда прожектор в упор,
когда вспоминаешь прерванный сотни лет назад разговор,
стучишься, понимаешь - незаперто, и внутри уже ждут,
на всех портретах ожили лица, гремит канонада, и тут

Ты шагаешь по ленте Мёбиуса, но знаешь, что карты врут,
что владыки любых территорий и не вспомнят про твой маршрут,
и в книге, которая вечно с тобой, полно старинных имен,
и впереди стоит человек, смутно знакомый, и он

Наступает момент, когда ты опять обо всем позабыл,
сидишь в полутемной комнате, остыл, уныл и бескрыл,
по радио снова классика, на войне, как всегда, ничья,
но на самой большой твоей глубине кипит работа, и я
Tuesday, January 15th, 2019
1:02 pm
Январь
Уж на ночь книгу не открыть.
Посеял пыл, утратил прыть.
Во тьме долины сгинул путь.
Одно желание - вздремнуть.

Рембо, Ли Бо, Басё, Кукай,
Простите: сонный попугай
Все растерял в ночи слова.
Пуста, как космос, голова.

Спит попугай. Ему тепло,
И снится будто сквозь стекло,
Как лист увядший спит в тиши,
Заныкавшись в лесу души.
Monday, December 10th, 2018
9:41 am
L'Inverno
1.

Плюс три, а стало быть, l'inverno,
в отличие от плюс двенадцать,
что здесь обозначают лето.
В столь неназойливом инферно
бредут впотьмах мои сюжеты
и катят стансы между станций.

2.

Горшочек варит. Хороводы
кружат во мне, творя соблазны,
а в соцсети тепло и вонько,
ее мутны и манки воды:
давай, попробуй, раздраконь-ка
ты гад морских и прочих разных.

3.

История сошла с катушек:
стал грустен, уподобясь йогу,
Иван-дурак с семью громами,
в Bashô поэты жрут лягушек,
и бой с подземными сомами
ведет во сне усталый сёгун.

4.

Раз в гости к скомканной душонке
явилась эра водевилей
и солберецких шаушпилей;
засим постой пока в сторонке,
будь ты хоть Тэсс из Баскервилей,
а хоть собака д'Эрбервиллей.

5.

Когда святого Христофора
спросили как-то о собаке:
имеет ли природу Будды? -
он, уклонясь от разговора,
скакнул с огромной амплитудой
и вмиг исчез в болотном мраке.
Tuesday, December 4th, 2018
10:11 am
Wien
В городе – плохоньком каламбуре
осень тепла, как Таллинн в июне,
осень спокойна, как сердце бури,
как die Revolution накануне:
Энгельсу – плац, буржуа – кофейня,
чаячьи пошлости – Гёте с Гейне.

Я здесь чужой, аки Стинг в Нью-Йорке,
я побираюсь по Google-картам,
бодро скачу по австрийским горкам
без сожаленья и без азарта,
без пониманья, как эта местность
встарь будоражила всю окрестность.

То ли и правда – Stadt ohne Seele,
дух растерявший по войнам-спорам,
то ли пустой изнутри на деле,
маскировавший дыру декором,
звучностью оперы, тьмой приставок,
гордым достатком имперских лавок.

Я здесь – чужой, без тебя, и это
мне не на пользу средь белых бюстов,
я за границу скольжу сюжета,
брежу морзянкой (Алексу! Юстас!),
на небосвод кошусь суеверно
в поисках (бедный мой Цвейг) Gestern'а.

Ноль. Nimmermehr. Ни за что вовеки.
Прошлое должно хранить в музее,
чтоб не сподобились человеки
вновь, не моргнув, доложить в Ванзее,
меры, мол, приняты, и в рекордный
срок восстановлен природный орднунг.

Есть только миг, кофе, вурст, сегодня.
Если под нож, так уж без изъяна:
мир и вчерашний, и прошлогодний,
Альбрехты, Карлы, Максимильяны,
Фридрихи, Францы с губой не дурой,
высокомерьем и хохкультурой.

Только портреты, скелеты, сметы –
вся скорлупа омертвевшей эры.
Я за границу скольжу сюжета,
не без труда не теряя веры.
Все, что империи было мило,
в камне застыло, а в плоти сгнило.

Все, что в истории было, сплыло.
В прежних термитниках – новый житель.
Шарик воздушный нашел на вилы.
Здравствуй, Париж, и Мадрид, и Питер,
мир подмененных цивилизаций,
коим плевать, быть или казаться.

Я здесь – чужой, без тебя, скучаю,
перемещаюсь по Моцарт-граду;
схаваю хумусу, выпью чаю,
в книжном пройдусь по родному аду,
чудом храня тусклый свет былого
от наступившего никакого.
Tuesday, November 27th, 2018
10:57 am
Skrik
готов сдавать экзамены
на гражданство Нирваны
и подданство Царствия
а в этом безумном лесу
населенном ролевиками
которые свято уверовали
в богов национализма
хочется влезть на самую
высокую ель и крикнуть:
отженитесь уже от меня
я - человек без идентичности
Monday, November 19th, 2018
10:04 am
Иероглиф «эн»
Карнавал моих детских любовей
как кошмарный и сумрачный сон.
Дальний свет в ускользающем Слове.
Жизнь моя, я в тебя не влюблен.
В этом дальнем и призрачном свете,
что для зрячих и бдящих нелеп,
жмусь к стене, невидим, незаметен,
не отмечен в скрижалях судеб.
Я влюблен там, где небо и остров,
между черт иероглифа «эн»,
но на грешной земле слишком просто
красться вдоль оглушающих стен.
Я влюблен между строк манускрипта
на неведомом мне языке.
Трубам вторит тихохонько скрипка
на последней струне-волоске.
Сквозь смертей вековечную стужу,
семитрубный пугающий вой
я шагну через стену наружу
и нырну в этот Рим с головой,
чтобы явью соделалась небыль,
чтоб из пепла воспряли мосты.
И я падаю, падаю в небо,
а на острове ждешь меня ты.
Monday, October 15th, 2018
11:11 am
Ни всплеска
Старый пруд мой зарос серо-буро-малиновой тиной.
Все лягушки мои превратились до срока в улиток.
Так давно не учу языков, что уже и противно.
По ночам не скрипят во дворе моем петли калиток -
Только тени идут и идут бесконечным потоком.
Только бьется кривая кулиса реальности током.
Tuesday, October 2nd, 2018
11:07 am
Изгнание из гетто
Как Альфонс, к исчезающей венте
направляю шального коня;
не гулять мне на трушном конвенте -
не приемлют фантасты меня!

Несчастливого нерезидента
Втуне канет душевнейший труд:
На высокое званье патента
Мне фантасты как пить не дадут.

Пред дозором диванных пророков
не склонять мне дурной головы,
и кумиром мне будет Набоков,
а Азимов не будет, увы.

Нет, не клясть мне из гетто боллитру,
толерастов не крыть, ей-же-ей,
не раскушать на коне пол-литру
за обмытием цацки моей,

не бродить мне средь буйного пира
во хмелю меж Сергеев и Вох,
не владеть половиною мира,
что не так уж, коль вдуматься, плох, -

и во мраке духмяной поляны
опосля патриотского дня
грандфантаст, самый добрый и пьяный,
не обнимет под сенью меня.
Tuesday, September 4th, 2018
11:08 am
Ксеноязычие
В мире, крепчающем с каждым токсичным спичем,
я поневоле делаюсь кошмарно ксеноязычен.
Мне говорят:
"Вы с нами - или хотите гореть в аду?"
Я отвечаю:
"Бамбарбия. Кергуду".

Третий закон Эйнштейна: в прицеле невидимого стрелка
каждый из нас обнаруживает в себе чужака.
Ему говорят:
"Как хорошо молиться на гимн, герб, стяг!"
А он откликается:
"Фхтагн ю, речекряк".

Складываешь жизненный пазл, уверяешься: я - такой,
и Будда тебя прикладывает иллюзорной башкой.
Тебе говорят:
"Распишись под нашим вердиктом!"
А ты им вдруг:
"Клаату барада никто".

Я враг народа. Вижу людей, а народа совсем не вижу;
люди с факелами в мозгах подходят ко мне всё ближе.
Слышу крик:
"Ты не наш - а ну отсюда пошел!"
Я остаюсь на месте и говорю:
"Хорроршоу".

В мире массового добровольного самогипноза
инакоречие - это шанс выйти из-под наркоза.
Кто-то скажет:
"Кто не с нами, тому бы надо к врачу.
Ну-с, повторяйте: мы..."
Промолчу.
Tuesday, August 28th, 2018
6:36 pm
Азбучные боги. Remake
Снова азбучные боги
Проповедуют итоги:
Невзирая на душок,
Это родина, сынок;

Рассуждать не очень здраво –
Неотъемлемое право;
Сколько, ветер, ты ни вей,
Мы всегда во всем правей;

Средь колхоза, средь навоза
Роза вечно пахнет розой;
Счастье – даром, дурачье,
Только каждому – свое;

Прочь от скреп цветные лапы –
Скрепы те святее папы;
Бог не в моде; бей с ноги;
Сделал дело – прочь беги;

Различать умей злодея –
Эллина и иудея;
Тот, кто алчет бани, вшив;
Автор умер; Фродо жив.
6:36 pm
Ракета
Это мой дом, на местном - kodu. Я тут живу и люблю природу.

А это - страна: ее сыщешь с трудом на карте мира, и здесь - мой дом.

А это - болото, в котором всегда пропадает что-то, от Ктулху до танков и бегемота, в стране, которую сыщешь с трудом на карте мира, и здесь - мой дом.

А это - умнейшая в мире ракета, что улетела нечаянно в лето, полиции с армией злая забота, упавшая, как утверждают, в болото, в котором всегда пропадает что-то, от Ктулху до танков и бегемота, в стране, которую сыщешь с трудом на карте мира, и здесь - мой дом.

А это - испанский пилот, которому дали водить самолет, чтобы покой и эстонца, и сету хранила умнейшая в мире ракета, что улетела нечаянно в лето, полиции с армией злая забота, упавшая, как утверждают, в болото, в котором всегда пропадает что-то, от Ктулху до танков и бегемота, в стране, которую сыщешь с трудом на карте мира, и здесь - мой дом.

А это - большой восточный сосед, медведь-шатун, почти людоед, и он бы давно бы на нас бы напал, когда бы небо бы не рассекал профессионал, испанский пилот, которому дали водить самолет, чтобы покой и эстонца, и сету хранила умнейшая в мире ракета, что улетела нечаянно в лето, полиции с армией злая забота, упавшая, как утверждают, в болото, в котором всегда пропадает что-то, от Ктулху до танков и бегемота, в стране, которую сыщешь с трудом на карте мира, и здесь - мой дом.

А это - НАТО, союз военный, толстый, красивый и здоровенный, в одном флаконе Цезарь и Ганди, не поддающийся пропаганде большого восточного соседа, медведя и вообще людоеда, который давно бы на нас бы напал, когда бы небо не рассекал профессионал, испанский пилот, которому дали водить самолет, чтобы покой и эстонца, и сету хранила умнейшая в мире ракета, что улетела нечаянно в лето, полиции с армией злая забота, упавшая, как утверждают, в болото, в котором всегда пропадает что-то, от Ктулху до танков и бегемота, в стране, которую сыщешь с трудом на карте мира, и здесь - мой дом.

А это - газета, местное СМИ, в котором опять, черт их всех возьми, агенты влияния и инородцы, на теле нации злые наросты, твердящие вечно, что нам не нато помощи этого самого НАТО, союза красивого и военного, бюджета, как водится, здоровенного, пусть он и Юлий Цезарь, и Ганди, не поддающийся пропаганде большого восточного соседа, медведя и вообще людоеда, который давно бы на нас бы напал, когда бы небо бы не рассекал профессионал, испанский пилот, которому дали водить самолет, чтобы покой и эстонца, и сету хранила умнейшая в мире ракета, что улетела нечаянно в лето, полиции с армией злая забота, упавшая, как утверждают, в болото, в котором всегда пропадает что-то, от Ктулху до танков и бегемота, в стране, которую сыщешь с трудом на карте мира, и здесь - мой дом.

А это - Европа, застывшая с краю меж Трампом, Путиным и Китаем; наречия местного не понимая, она, счастливая, не читает про оккупацию и интеграцию, русские школы, эстонскую нацию, "черных за дверь", колонну пятую, крест из стекла и из бронзы статую, про инородцев, про паразитов, про бескультурных космополитов, которые-де всё орут: не нато помощи этого самого НАТО, союза красивого и военного, бюджета, как водится, здоровенного, пусть он и Юлий Цезарь, и Ганди, не поддающийся пропаганде большого восточного соседа, медведя и вообще людоеда, который давно бы на нас бы напал, когда бы небо бы не рассекал профессионал, испанский пилот, которому дали водить самолет, чтобы покой и эстонца, и сету хранила умнейшая в мире ракета, что улетела нечаянно в лето, полиции с армией злая забота, упавшая, как утверждают, в болото, в котором всегда пропадает что-то, от Ктулху до танков и бегемота, в стране, которую сыщешь с трудом на карте мира, и здесь - мой дом.

А это - Бог, в небесах сидящий и неустанно за миром бдящий, глядит внимательно на планету, включая летящую на фиг ракету, торговые войны, акцизы, биткойны, придурков будто из фильмов Коэнов, жадных царей, суперменов блогов, унылых медийных ура-демагогов, всех, кто не знает ни веры, ни меры, Трампа, Путина, Си, Юнкера, всякое стадо и всякую стаю, застывшую с краю Европу в раздрае, которая, местного не понимая, счастливая, все-таки не читает про оккупацию и интеграцию, русские школы, эстонскую нацию, "черных за дверь", колонну пятую, крест из стекла и из бронзы статую, про инородцев, про паразитов, про бескультурных космополитов, которые-де всё орут: не нато помощи этого самого НАТО, союза красивого и военного, бюджета, как водится, здоровенного, пусть он и Юлий Цезарь, и Ганди, не поддающийся пропаганде большого восточного соседа, медведя и вообще людоеда, который давно бы на нас бы напал, когда бы небо бы не рассекал профессионал, испанский пилот, которому дали водить самолет, чтобы покой и эстонца, и сету хранила умнейшая в мире ракета, что улетела нечаянно в лето, полиции с армией злая забота, упавшая, как утверждают, в болото, в котором всегда пропадает что-то, от Ктулху до танков и бегемота, в стране, которую сыщешь с трудом на карте мира, и здесь - мой дом.

Мой дом, my home, 我が家, mu kodu. Я здесь живу и люблю природу.
Friday, August 3rd, 2018
8:37 pm
Ловля света
Балтийский космос. Буддийский вечер.
Форд Мэдокс Браун в календаре.
Спокойной ночи, до новой встречи,
а дальше - точки, тире, тире:

письмо от Бога. Смешная штука,
почти что шутка. Закрыв глаза,
закинешь невод - но в небе глухо,
и только где-то идет гроза,

и только где-то, и лишь когда-то
в сплетенье линий, в ризоме трасс,
в темнице сердца заблудший атом
всё семафорит созвездья фраз:

тире и точки. Ни дня без шифра.
Как будто Логос с конца времен
шлет Филу Дику осколки мифа:
сложи картинку - узришь Закон.

Но я-то знаю, и сплю, и вижу,
да только толку. Ответ один.
Закинешь невод - и свет всё ближе,
и пляшут рыбы средь мачт и льдин.
Sunday, July 29th, 2018
1:40 am
Старояпонские картины
Художник пишет в полумраке
старояпонские картины:
дайкайдзю в яростной атаке
на расписные цеппелины,

дракон и самурай Рюноскэ,
две кибермайко в мару-оби,
худая девочка в матроске
у врат святилища в чащобе,

среди павлоний и гортензий,
забыв о круговерти смерти,
межзвездный принц, красавец Гэндзи
играет на электрофлейте,

три черных чудных черепахи
плывут сквозь ад неустрашимо,
кружат буддийские монахи
над островом Сакурадзима,

Сэн-но Рикю пьет чай в Китано,
как в зеркало, глядится в осень,
пылает неприступный замок
в зрачке хмельного Хидэёси,

среди ненастий и династий,
забыв, что век уж на излете,
похож на иероглиф "счастье",
вращает космос самолетик,

поэт выводит кистью знаки
сквозь пустоту строкой единой,
художник тушью в полумраке
терзает стынь сердечной льдины.
Thursday, July 26th, 2018
9:56 am
Trapassato prossimo
Не тоскуй по опию,
не ныряй в утопию
за духовным голодом
и драконьим золотом.

Там, где блекнут бакены,
ждут седые кракены
благоприобретшего
ад давно прошедшего.

К худу ли, во благо ли
прокурлычут аггелы:
ну-с, ласкаво просимо
в trapassato prossimo!

Белые кораблики
по полям республики
поплывут чернильными
реками сенильными.

В лабиринтах истины
все тропинки выстланы
верами, неверьями
да былыми перьями.

Скорбь и тлен безумия
в неотпетых мумиях.
Что забыл ты в осени
trapassato prossimo?

Бита кривотолками,
колота осколками
ведьминого зеркала,
в прах перековеркана,

правда выйдет ложью и
сгинет в малобожии,
коли ищешь большего
в тихой боли прошлого.

Лучше встань, как искони,
на ближайшей пристани
и в пучину брось его -
trapassato prossimo.
Monday, July 23rd, 2018
12:13 am
"Summer '18"
Малина зреет. Мелочь лает.
Борис в наушниках камлает.
Светило жарит. Жажда косит.
Ведущий в телеке гундосит.

Ведомый прет упрямо в яму
И громко вспоминает маму
В пейзаже старого голландца
Вдали от расписных палаццо.

Боржоми брызжет. Ветер носит.
Никто о главном и не спросит.
На небе пусто. В книгах глухо.
Долбят асфальт, страдает ухо.

Взойдет луна, но, как ни бейся,
По рыбам-звездам в поднебесье
Имперский крейсер не промчится
Частично-волновой волчицей.

Колонны сонны. Купол дремлет.
Глаз в треугольнике не внемлет.
Автобус - ад. Скамейки клейки.
Возможно, сели батарейки.

Спешат неслышным шагом мимо
Из точки Альфа пилигримы
На борт незримого ковчега
До бесконечности Омега.

Ковчег отходит. Ангел реет.
Дай Бог, душа опять прозреет.
Борис в наушниках смолкает.
Сансара кружит. Бог играет.
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com