Category: авто

兎

Будущее время в эстонском языке

Нашел тут в старом файле очень интересное. Как известно, считается, что в эстонском языке - как и в куче других языков, включая японский, - отдельного будущего времени нет. Никакого нет - ни простого, ни композитного. В эстонском выделяются четыре времени: "настоящее" (olevik) - по факту непрошедшее, выражающее относительно русского языка как настоящие, так и будущие действия (с точностью до контекста) и три прошедших, одно другого древнее ("я бежал", "он рассказал о том, как бежал", "я рассказал о том, как он рассказывал о том, как бежал", грубо говоря). Такие пироги.

Между тем в немецкой грамматике эстонского языка века, я думаю, XVIII, воспроизведенной репринтным способом и как-то усмотренной мною в книжном, сообщение о будущем времени есть; там написано, что будущее в эстонском - композитное и образуется при помощи вспомогательного глагола saama по образцу: saan jooksma = я буду бегать. "И так дальше" (с)

В современном языке глагол saama имеет значения "мочь", "становиться" и в первом значении употребляется не с ma-инфинитивом, как в немецкой грамматике (jooksma), а с da-инфинитивом: saan joosta = могу побежать.

Я, честно говоря, не поверил немецкой грамматике, потому что не раз видел, как, м-м-м, "более культурный язык" навязывает "менее культурному языку" собственную грамматику, в то время как в этом втором языке даже части речи можно обозвать теми же терминами с большой натяжкой. Между тем мы в курсе того, что будущее время в немецком - в тех сравнительно редких случаях, когда оно не замещается настоящим, - ровно так и образуется: глагол werden (становиться) + основной глагол. Ich werde laufen usw. И хотя в эстонском есть один устойчивый оборот в форме saama + ma-инфинитив - hakkama saama, разумеется, "справляться", saan hakkama = справл(я)юсь, - я решил, что немцы что-то в свое время недопоняли, ибо в эстонском будущего времени не видал отродясь.

Пока не наткнулся на текст из газеты "Постимеэс" от 2 сентября 1896 года. В старой орфографии, где все нынешние v = w:

Prantsuse walitsus on juba Wene Keiserlikkude Majesteetide wastuwõtmise eeskawa walmis teinud. Majesteedid jõuawad 18. septembril, õhtul, Cherbourg’isse, kus nad mõni tund saawad wiibima. Sadam kindluse-wärgid ja linn saawad ilutuledega hiilgawalt walgustatud olema. Cherbourg’ist sõidawad Majesteedid tasahiljukesti Pariisi. Selle rongi ees sõidawad ise rongis Prantsuse wabariigi president ja kõrgemad riigiametnikud. Pariisis ehitatakse Bois de Boulogne’i lähedal ise waksal Majesteetide wäljaastumiseks rongist. Siin ootawad neid 5 gala tõlda, wabariigi-presidendi tõld ja weel 20 muud tõlda, mida selle külaskäigu tarwis iseäraldi muretsetakse ja ehitatakse. Üleüldse saab Prantsusemaa Majesteetide wastuwõtmisel nii suurt toredust awaldama, nagu ei walitseks sääl mitte lihtne president, waid mõni keiser.

Вот оно, да? Saavad viibima. Saavad olema. Saab avaldama. Сплошняком ma-инфинитив - и это явно не возможность, это ровно и только будущее время. Уже, да, смешанное с непрошедшим: sõidavad, ootavad. Но - будущее. Точно по немецкой грамматике.

Когда это будущее время исчезло из эстонского? Почему оно из него исчезло? Существовало ли оно когда-либо в разговорном языке - или было только частью языка литературного? Собственно эстонское оно - или же (все-таки) калька с немецкого, которую язык отторг? Непонятно; просветил бы кто.