Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

兎

Японцы в Версале, или Нэ так всо это было, савсэм нэ так (с)

Ричард М. Уотт в своей книжке "The Kings Depart" приводит много интересных подробностей, в том числе и о работе Совета Десяти, как в 1919 году назвали высший, по сути, орган на Парижской мирной конференции - по числу участников. Их было по два от союзников (Великобритания, США, Франция, Италия) плюс два японца. Запад представляли главы государств - Ллойд Джордж, Орландо, Клемансо, Вильсон, - и их помощники, министры иностранных дел.

Уотт пишет, что язык проблемой не был: в основном совещались на английском, родном для четырех членов Совета, плюс - Клемансо великолепно владел английским, одно время жил в США и даже преподавал там, а глава итальянского МИДа барон Соннино вообще сходил за выпускника Оксфорда, потому что по матери был шотландец. Википедия пишет, что не шотландец, а валлиец, и это уже интереснее - Ллойд Джордж, как известно, происходил из деревни Llanystumdwy.

И только японцы, пишет нам Уотт, не очень-то могли участвовать в заседаниях, явно не владея толком ни английским, ни французским, так что всякий раз, когда один из японцев заговаривал о чем-то, Клемансо эпатировал всех вокруг, громким раздраженным шепотом обращаясь к ассистенту: "Что говорит этот коротышка?" (цитата из книжки некоего Томаса Бэйли).

И это, конечно, все очень блаародно, пока мы не узнаём, что главным японцем на Совете Десяти был маркиз (на тот момент, позднее он станет князем) Киммоти Сайондзи. И что вообще-то будущий маркиз учился в 1870-х в городе Париже, где водил знакомство с Листом, Гонкурами и, барабанная дробь, самим Клемансо (который всю жизнь неровно дышал к Азии; в прошлом году во Франции вышла книжка на эту тему, надо не забыть ее тово; и еще есть книжка Джонатана Клементса про Сайондзи в Версале, кстати).

И, понятно, Клемансо, у которого с чувством юмора было все в порядке, вполне мог отпускать такие вот шуточки в отношении японца, которого знал уже почти полвека. Но для стороннего наблюдателя все это выглядело по-другому. Мораль простая: нет текста без контекста и т.п.
道

Новости культуры

Прекрасный пост и комменты у Миши Назаренко. Я без иронии. Далее Миша отвечает и объясняет, что он имеет в виду.

Мне бы не хотелось лишний раз возбуждать Мишу, или противников Миши, или защитников Миши и т.д. Я без иронии, потому что вижу тут квинтэссенцию того, чего не понимаю и не пойму никогда - и от каковой квинтэссенции, я думаю, много бед было и будет. Для меня это всё выглядит чем-то совершенно инопланетным. Обе стороны, в смысле. Перетягивание каната национальной (в чем и корень бед) истории-культуры: "Российская!" - "Нет, украинская!" - "Нет, российская!" - "Нет, украинская!" Ад инфинитум, ад абсурдум, просто ад, короче говоря.

А теперь на секунду представьте себе мир без национальных историй-культур. Точно такой же, как наш, но вот без. В нем есть прекрасный Чернигов, тамошние монастыри, тамошние книги; есть вся наша история с Петром, Мазепой и так далее; но никто не спорит в нем про национальные культуры. Всё это просто есть. Этим всем можно любоваться или ужасаться, по вкусу, это всё можно изучать, чувство "историзма" всё это вызывает не меньшее. Но никто не спорит про то, украинское оно или российское или черта в ступе.

Я никогда не понимал, почему нельзя принимать вещи такими, какие они есть, без вот этого наносного национализма.

И - я не о войне, не о том, что этими аргументами подпитывается война (хотя она ими подпитывается, по крайне мере среди диванных бойцов, но точно не только ими). Я про историю-культуру. Что, исчезнет земная история-культура, если мы все запретим себе употреблять к этим словам национальные эпитеты - навсегда?
道

Малабарские сны

Несколько дней назад приснилось, как я обнаруживаю книжку о японской фантастике - большую, в твердой обложке, на японском - у какой-то девушки.

Сегодня опять снилось фантастическое и незнакомые девушки. Не только они - там и знакомая девушка Юля Зонис была, и Лин Лобарев (в результате интриг и перетасовок мне достался Линов экземпляр "Хозяина зеркал" Зонис с именной закладкой хозяина внутри), а действие происходило в старинном европейском городке с офигенским замком. Кажется, в этом городе я уже был по другим делам. Помню, кому-то я рассказывал про сюжет "Чудо-Лондона" Тони Баллантайна, поясняя нехитрую мысль, что на инопланетян можно свалить в сюжете что угодно. Еще во сне был местный монорельс с недостижимым стоп-краном, на котором мы с какой-то девушкой проехали центральную улицу городка и заехали в местность к тому самому офигенскому замку - почти черному, с фасадом, смахивающим на Нотр-Дам с восточной стороны. Был торговый центр с такой топологией, что я не мог вскарабкаться на следующий этаж.

Может, постковентное. Не знаю. Во снах хорошо.
カメレオン

Дураком помрешь

Только что ткнули носом: в имени Нарекаци ударение - на последний слог (а не на предпоследний, как я всю жизнь думал). Конечно, я не Байрон и в венецианском мхитаристском монастыре армянский не изучал. Но все равно несколько стыдно.
道

"Человек в Высоком замке"

Перечитываю - второй раз - но лет пятнадцать спустя. И почти физически дрожу, потому что - ну, потому что. Потому что Филип Дик - это Филип Дик. А я сейчас куда больше знаю и про рейх, и про японцев, и кто такой, не знаю, граф Чьяно, к которому Вегенер рекомендует обратиться генералу Тэдэки; я уже вижу, как текст сделан на некоторых уровнях; и куда лучше я понимаю, что такое текст, написанный фактически под диктовку "И цзин". И как он включен в контекст жизни Дика, в контекст эпохи, в контекст истории вообще. Как история отражается в прозрениях Дика, которые начались позже, но этот роман, как и все прочие, все равно под них подверстывается. Я понимаю, где тут фантастика, а где - не фантастика ни разу. И последнее очень страшно. Потому что фантастики в этом альтернативно-историческом романе о победе стран Оси во Второй мировой - с гулькин нос. И то, как Дик все это сплетает в хэмингуэевской силы повествование, восхищает меня безмерно. И что там есть вот это достоевско-булгаковское сверху-видение, когда автор - не Бог, но ткань истории. И ткань Истории. И одновременно я снимаю в голове фильм по роману - и он выходит очень сродни "Безславным ублюткам" Тарантино (честно говоря, снимать Дика нужно как раз режиссерам уровня Тарантино и Гринуэя, а не вот Спилберга и Ридли Скотта, при всем уважении к; я все понимаю, но теперь же каждый посмотревший "Блейдраннера" уверен, что Дик писал киберпанк, и хоть кол на голове теши). И еще я хотел бы полистать японский перевод романа - чтобы посмотреть, как переводчик преобразил японцев, скажем, в сцене с Тагоми и Тэдэки. Но надо бы на английском, потому что. А, ну и, конечно, грустно, что на русском так никто не пишет. Хотя чего проще - взять и сочинить умную альтернативку на российском материале. Альтернативки есть, фантастов много; но вот второй, главной, нефантастической части - не достает.
キョン

В прошлой жизни Эдгар Сависаар был мухой (с)

Она летала в окрестностях Панамского канала и чувствовала себя опустошенной и униженной, блинский блин.

Я вот не верю в то, что можно вспомнить свои прошлые жизни, тем более - ясновидеть чужие. И если кто-то говорит, что он вот прям-таки помнит, как был тем-то или тем-то, можно только пожать плечами. Как максимум это к психоаналитику - подсознательные желания и все такое.

Если инкарнации есть, память о них стирается подчистую. Иначе мы сошли бы с ума. И никакие сеансы регрессии, никакие ретриты и медитации эту память не восстановят, потому что задача у нас - не вспоминать всякую прошлую пошлую херню, а делать что-то здесь и сейчас.
兎

Эсквайр и его страсть к фонтанам

Это в Сёдермальме. Мне вообще напророчили, что я типа упаду в фонтан и что-нибудь себе сломаю :) Так что я поспешил найти фонтан (или это пруд? по-моему, там был какой-то вялый фонтан) с шатающимся камнем посередине, прыгнул на камень и доказал небу, что в определенном состоянии духа эсквайры неуязвимы:



А это правый, если лицом к стене, фонтан королевского дворца. В нем я хотел пройтись по стенке между стенкой и струей. Меня вовремя удержали:



А это левый фонтан королевского дворца вместо ковра. Согласитесь, что фонтан во всех отношениях лучше ковра. Брызгучий - страсть!

道

Ороговевший Зигфрид, или Дождик капал на рыло

"Песнь о нибелунгах", авентюра III - какой-то потрясающий блатной роман. Нидерландский отморозок Зигфрид отправляется к бургундам, чтобы типа жениться на Кримхильде, прибывает в Вормс ко двору ее брата Гунтера - и первым делом что? Угрожает потенциальному родственнику скорой расправой и захватом его земель. Просто так. Потому что дерзкий пацан прибыл к бургундам с нидерландского раёна.

Взять хоть вот это место, благородные доны (перевод со средневерхненемецкого Ю. Корнеева). Зигфрид - Гунтеру:

Коль впрямь бойца отважней, чем вы, не видел свет,
Я спрашивать не стану, согласны вы иль нет,
А с вами бой затею и, если верх возьму,
Все ваши земли с замками у вас поотниму.


Слово "поотниму" характеризует героя исчерпывающе.

А до того Хаген, вассал Гунтера и владетель Тронье, рассказывает королю чудесную историю о том, как Зигфрид случайно ехал мимо горы, где нибелунги откапывали свой клад. Легенда гласит, что эти самые нибелунги, чистые души, пригласили мимоезжего поучаствовать в дележе советом, за что посулили ему меч Бальмунг. Ну, Зигфрид и поучаствовал. А поскольку два нибелунга были недовольны советами королевича, в итоге Зигфрид их что? Правильно - порубил Бальмунгом на месте. И их, и остальных претендентов на клад. А кого не убил, тех обобрал. Судьбу клада предположить несложно. Что там произошло на самом деле - тоже. Ехал мимо, видит клад. Кровища рекой. В итоге сокровища достаются сами понимаете кому. В общем,

Отменно воспитали родители его,
Хоть был природой щедро он взыскан без того.
Поэтому по праву воитель молодой
Считался украшением страны своей родной.


Воистину. Страна-то в итоге богатела. И я вряд ли погрешу против истины, если предположу, что слухи о храбрости Зигфрида ("Еще юнцом безусым был королевич смелый, / А уж везде и всюду хвала ему гремела..."), включая самые завиральные:

Могу я и другое порассказать о нем.
Он страшного дракона убил своим мечом,
В крови его омылся и весь ороговел...


- распускал сам герой со товарищи ("сам-двенадцать", поехавшие в Вормс). В общем, Зигфридом я не впечатлен. "Работники ножа и топора, романтики с большой дороги", блинский блин.