Category: кино

ヴィクトリア朝

Ржавые инструменты

Когда на I Ватиканском епископы ан масс проголосовали за безошибочность учения папы ex cathedra, премьер-министр Британской империи Уильям Юарт Гладстон с выражением лица Мартовского зайца (см. фото) сказал, что Католическая церковь не изменилась - она лишь "подновляет свои ржавые инструменты", refurbished her rusty tools.

Сказал - как сценарий фильма ужасов написал. Все-таки викторианцы что умели, то умели.

Мартовский заяц WEG:

Gladstone
兎

Быль про драй камараден

Как-то раз в 1930-е Говард Хоукс поехал на охоту и, как обычно, позвал своего любимого писателя Уильяма Фолкнера. А тут Кларк Гейбл как раз прослышал, что Хоукс едет на охоту, и говорит, мол, я тоже хочу. Ну, говорит Хоукс, поехали, коли не шутишь.

И вот они трое едут, значит, в Имперскую долину и болтают про кино, вино и домино, а потом переходят, как интеллигентные люди, на литературу. А вот кстати, говорит Кларк Гейбл, мистер Фолкнер, вы кого читать любите? Кто сейчас лучше всего сеет разумное, доброе, вечное?

Ну, говорит Фолкнер, это просто. Значит, Эрнест Хемингуэй, Томас Манн, Уилла Кэсер, Джон Дос Пассос и, конечно, я.

Упс, говорит Гейбл. Вы что, писатель? Вы издаетесь?

Дык, говорит Фолкнер. А вы, мистер Гейбл, кто по профессии?

Блинский блин, думает Говард Хоукс. Вот что бывает, когда кое-кто не читает книжек, а кое-кто не ходит в кино. Культура, мать вашу.

Но поохотились славно. Три мужика всегда общий язык найдут. Да и не мог Хоукс не испытывать к товарищам нежности.
道

Баллард всегда живой

"The High-Rise" - великолепное кино, и неясно только, за что его называют science fiction: это аллегория, такая же, как "Глориана" Муркока, причем не только аллегория капиталистического общества вообще (низы, верхи, революционная ситуация по Ленину, скотство человеческой натуры в принципе, кризис, классовая война), но и частная аллегория Великобритании первой половины 1970-х - что, я полагаю, было очевидно всякому в то время, а сегодня как-то забылось. Например, отключения электричества, с которых все начинается, - это толстая аллюзия на знаменитые electricity blackouts в январе-марте 1974 года, когда ввиду кризиса Великобритания была переведена на трехдневную рабочую неделю (а в это время в СССР никто и не подозревал о том, что есть "кризис": наглядное свидетельство того, что по временам социализм все-таки полезнее капитализма). Фильм аллегоричен от и до, включая финал - мы слышим отрывок из речи Тэтчер про ужасы государственного капитализма и видим откровенно метафорические мыльные пузыри (с них начинался "Уолл-стрит 2" Оливера Стоуна).

И мне, конечно, хотелось бы думать, что вода камень точит и фильмы вроде этого убедят хоть кого-то в том, что свободный рынок всегда заканчивается кризисом и бойней скотов. Но увы: сорок лет прошло после публикации романа, и мы живем в худшем обществе (в Эстонии - в куда худшем), и что делать - не очень ясно.
兎

Пока мы тут делаем все возможное, он сидит и жрет пирожное

Вчера открылся наш анимефест. Кормили понятно чем.



Еще можно было почесать за ухом умного робота:



Открылся фест фильмом "Мисс Хокусай", и я даже не ожидал, что он будет настолько прекрасным.



А через два с половиной часа я буду читать на оном фесте лекцию про гигантских человекоподобных - ту, которую читал на Фантассамблее полтора года назад, что ли.
狐

Студиоманы против Закснайдермана: Стрекозлы во Мгле

[Нет уж, сегодня выложу - нельзя быть на свете красивой такой.]

Пиеса, действие коей происходит где-то в Голливуде, где бьются не на фильм, а на кассу Студиоманы и Закснайдерман, потом на Пресс-Показе и еще в голове Неидеального Зрителя.

ЗАКСНАЙДЕРМАН: Сниму-ка я суперское суперменское кино! Да вот навроде "Хранителей" по Алану Муру! Но без Мура. Философский фантастический боевик! Да вот навроде "Матрицы" у сестер Вачовски. Но без Вачовски. Эй, два актера из "Матрицы", подите сюда!

СТУДИОМАНЫ: Сними, мил-человек, сними! И вот тебе двух актеров из "Матрицы" - только смотри, чтобы Юпитер у тебя случайно не взошел. Или не взошла. Юпитер плохо кончил! Кончила. Короче, вот тебе два актера из "Матрицы", вот тебе еще Бен Аффлек и любимый тобой по прошлому фильму Генри Кавилл!

ЗАКСНАЙДЕРМАН: Кавилл! Да, это же будет типа сиквел. Или нет, это будет вбоквел! Чтобы тем, кто смотрел, было хоть что-то понятно. Хотя все равно будет ни хрена непонятно. Генерал Зод, шиза над Метрополисом... Ладно, разберемся. Но Аффлек! Ура. Ах, это будет сложное, красивое кино. Навроде как у Финчера! Но без Финчера. Эй, хочу до кучи Джесси Айзенберга!

СТУДИОМАНЫ: На, мил-человек, Айзенберга! Кого он у тебя играть-то будет?

ЗАКСНАЙДЕРМАН: Как? Джесси Айзенберг в роли Джесси Айзенберга в роли Лекса Лютого! То есть Лютора. И, да, побольше России. Супермен спасает очередную неудачу "Роскосмоса"! Русская мафия! Русский язык! Ehtah kooram na smekh!..

Collapse )
やれやれ

"Чайлд 44", ненаучная фантастика

Сходили с Аленой the_mockturtle на запрещенный в России фильм "Чайлд 44", снятый голливудскими кинематографистами в жанре альтернативной истории (и немного альтернативной географии).

Если коротко, действие этого остросюжетного детектива происходит в альтернативном СССР, где Иосиф Сталин, рабочий ростовского тракторного завода "Ростсельмаш" (на этом заводе в кабинете главного свистуна висит на доске почета его портрет), провозгласил великий магический принцип: "В раю [СССР] убийств нет".

Что характерно, их, видимо, и правда нет. Во всяком случае, они не расследуются. То есть, пардон, расследуются, но как бы и не расследуются. По каждому факту смерти отыскивается человек, которого тут же без суда и следствия отправляют в теплушке вместе с зэками и гражданскими лицами в ГУЛАГ, расположенный где-то в районе обильного произрастания папоротников в сугубо тропическом климате. Однако есть картотека убийств, очень маленькая и тоже немного альтернативная - буква "Ж" там приклеена кверх ногами. Картотека заколдована. Читать тамошние дела может только специально обученный человек, которого надо вызывать.

Так или иначе, отдела расследования убийств в этом СССР к 1953 году нет - таковой отдел создается в финале по почину главного героя, лично нашедшего маньяка-убийцу более сорока детей.

В фильме действуют известные исторические лица, которые, как и положено в альтернативной истории, занимаются альтернативными делами. Так, поэт Бродский здесь - ветеринар и одновременно британский шпион, работающий на владелицу кота Анну Ахматову (в нашей реальности тоже известную поэтессу). Некто Варлам (очевидно, Шаламов) - дебильный неделиктоспособный мальчик, живущий в городе Вольске, о котором ниже. Автор "Черного квадрата" Малевич - искомый маньяк-убийца.

В этой реальности Малевич стал маньяком сразу по трем причинам. Во-первых, он пережил Голодомор, что автоматически превратило его в монстра. Во-вторых, во время войны он был хирургом и два года провел у немцев в качестве военнопленного. В-третьих, он принадлежал к оставленным Гитлером диверсионным группам, у членов которых Гитлер при помощи особого препарата вызвал пристрастие к детской крови.

Поэтому маньяк Малевич, начальник цеха завода "Ростсельмаш" (в этой реальности все его рабочие ходят в одеждах крепостных, но ездят на шикарных машинах), часто катаясь по работе по России (в этой реальности начальники цехов вынуждены много ездить по России), убивает то тут то там мальчиков, вырезая у них органы и топя где-то, а потом бросая голыми, но с документами, в лесу.

Где именно Малевич топит свои жертвы - нам намекают в сцене, в которой маньяк оказывается шизофреником и сам себя пытает водой. Такова экзотическая пытка autowaterboarding: молишься Сталину, кладешь на лицо тряпку, выливаешь на себя ведро воды, глотаешь ее, сам себя душишь и получаешь, надо думать, удовольствие. Видимо, в ведре топят и мальчиков.

Отдельного внимания заслуживает скромный провинциальный город Вольск - огромный промышленный гигант, расположенный в 50 километрах от города Тобол (sic) где-то между Москвой и Ленинградом, недалеко от Ростова и паровозного пути в ГУЛАГ среди папоротников.

В городе Вольске образца 1953 года есть две достопримечательности - фрейдистские трубы, торчащие тут и там из серого индустриального пейзажа а-ля Корускант, и разветвленнейшая тайная сеть гомосексуалистов. Возможно, Вольск стал меккой советских геев именно ввиду торчащих из него труб. В обычной жизни гомосексуалисты носят поддевки и прочую простую советскую одежду, но на свидания одеваются в костюмы и плащи. Свидания проводятся в лесу, на сырой земле. В середине фильма одну из достопримечательностей Вольска уничтожают.

Вокзал Вольска, куда то и дело прибывает паровоз, освещен чуть ли не керосиновыми лампами.

Другой промышленный гигант - уже упоминавшийся Ростов с его крупнейшим в мире тракторным заводом "Ростсельмаш". Этот завод славен в том числе тем, что на нем есть должность главного свистуна. Это человек в белом халате со свистком на веревочке. Кому и зачем он свистит - из фильма неясно. На стене отдельного кабинета главного свистуна висят принтерные распечатки с мощностями электростанций СССР и портрет передовика производства Сталина.

Альтернативная Россия здесь испытала явное влияние Китая, благодаря чему ориентация на местности идет по сторонам света (вывеска "Московский вокзал. Восточный выход"), а также была оккупирована, видимо, Великобританией: все герои фильма говорят на ломаном английском с сильным русским акцентом, иногда вспоминая полузабытые русские слова. Типичный диалог в школе, куда сотрудники МГБ пришли брать учительницу:

Директор школы: Gentlemen, please...
Сотрудник МГБ: Не твое дело, сука!..

МГБ успешно вкалывает всем арестованным сыворотку правды, после чего расстреливает их прямо во дворе. Там для этого установлена специальная стенка с потеками крови. Правда, в последнее время расстреливают все чаще посреди двора, чтобы кровь до стенки не долетала - и так уже все заляпано, сколько можно, товарищи.

При этом религия в СССР процветает: главгерой является крестным отцом сына своего товарища, хотя оба они работают в МГБ. Все бабы носят платки. Закосить под простого можно, переодевшись Гаврошем.

Герои фильма обладают экстрасенсорным свойством, которое мы окрестили словом "дедукция". Так, руководитель милиции провинциального города Вольска, генерал Нестеров, глядя на свежеобнаруженный труп мальчика, сразу понимает, что у мальчика вырезали какие-то органы. Затем происходит следующий диалог с судмедэкспертом:

- Мне кажется, это мальчик из приюта.
- А мне кажется, что у мальчика есть брат-близнец.
- Определенно, этот близнец будет полезен при в опознании.

К счастью, сцену сверки советской милицией трупа с его близнецом нам не показывают.

Финал выдает знакомство авторов фильма с "Местом встречи...", но еще до того нам показывают удачную пародию на "Кавказскую пленницу" ("Вы, Демидов, садитесь". - "Спасибо, товарищ генерал, я постою").

Да, забыл сказать: протагонист Лев Демидов ("Я назову тебя Лев. Это значит "лев"", - говорит ему приемный отец в начале) - один из двух солдат, водрузивших советский флаг на Рейхстаге. Второй - его будущий сослуживец по МГБ, наворовавший у мертвых немцев в Рейхстаге часов и все их носивший на одной руке. Особист в черной кожанке, фотографировавший водружение флага, приказал ему их снять, но он не снял, а особист так его и зафотографировал.

Рекомендуется всем любителям альтернативной советской истории и тем счастливым молодым людям, которые не жили в СССР, но хотят знать, какая кошмарная это была страна.
道

Кагуя-химэ-но моногатари

Посмотрели предпоследний фильм "Гибли", "Сказание о принцессе Кагуя" Исао Такахаты. Тронуло абсолютно. И не потому, что это эпоха Хэйан с шапками-эбоси, дайнагонами и удайдзинами, хотя мы любим Хэйан невозбранно, как странник любит страну, куда уже не сможет вернуться по самым объективным причинам. И даже не столько потому, что это Такахата, хотя его "Моих соседей Ямада" я обожаю в том числе за стиль, совершенно не похожий, слава японскому богу, на стиль Хаяо Миядзаки. Я обоих люблю, но стиль "Гибли" определял Миядзаки, конечно.

Нет, просто - я не читал "Такэтори-моногатари", но так или иначе Такахата снял такой буддийский фильм о жизни и смерти. Ты рождаешься, живешь и уходишь, то есть умираешь; смерть есть возвращение, когда ты забываешь все, что видел тут; но ты можешь и не забыть до конца. И, может быть, встречать тебя за тем порогом будут сам невозмутимый Гаутама и его блаженный оркестр. Луна, куда возвращается Кагуя, - это практически буддакшетра, "поле будды", некий локальный рай, создаваемый конкретным буддой вокруг себя фактом своего присутствия. И вот ты возвращаешься - но.

Очень какой-то прекрасный на редкость фильм.