Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

やれやれ

Фантаст Александр Block. #Я_быдл_на_Росконе

Никогда не забуду (он быдл иль не быдл,
Мастер-класс): как лилося вино,
И фантаст, что талантов иных ненавидел,
Всё кричал, что рассказ мой - говно.

Я сидел у окна в переполненной зале,
Сердце сжалось, что твой армадилл.
Где-то пели, и пили, и жрали, и драли,
И Лукьяненко пиво цедил.

Как хайнлайнов чужак, ощетинивши жвала,
Я сидел, получая сполна,
И из Грелки дырявой бесстыдно хлестала
Мутнопенно-цветная волна.

Где-то Дивов взволнованно тряс волосами,
Ларионов бродил, вечно бух,
И назойливых мух-журналистов перстами
Слал Лукьяненко добрый на йух.

Я рванул бы отсель, навсегда опозорен,
Я б покинул сей проклятый храм,
Где гарцует фантаст в полуночном дозоре
По девичьим сквозным нумерам.

Только всюду засада, и некуда деться,
И наутро так сладостен квас,
Где за братским столом пьют такие, блин, перцы
И Лукьяненко, лучший из нас.

В нежном горле моем вся слюна пересохла,
А ведь рядом лилося вино,
А писатель бренчал, что фантастика сдохла,
И визжал, что рассказ мой - говно.
道

Мне снилось будущее

Мне снилось будущее. Оно
в стальные ризы облечено.
Оно глаголет, в мое окно
стучась: блаженны

тьму претворяющие в вино
упрямцы с тысячью тысяч "но".
Мне снилось будущее. Оно
возводит стены.

Ярясь, клубясь, обрывая связь,
то солнцем севера серебрясь,
то, как грот-мачта в тайфун, кренясь,
в пучине тая,

оно слепит на развилках трасс
хрусталь моих невеселых глаз,
мой слог меняет на новояз,
на хаос грая.

Мне снилось будущее: волна,
война, расколотая луна,
нас разделяющая стена,
разрыв потока, -

и кто-то верный за гранью сна
шептал: не предопределена
ничья тропа, и ничья струна
не одинока.
道

Как я теперь люблю

Как я теперь люблю, когда надежда равна нулю?
Как спившийся Джеймс Бонд, глядящий вслед кораблю,
Навсегда уходящему в край бесконечных льдов
На правах миража, верить в который он уже не готов.

Ни отвести глаза, ни побрести, наконец, домой.
Водка с мартини в одной руке, призрак беретты в другой.
Он каждый день приходит сюда глядеться в закат,
Но корабль, которого не было, пока не приплыл назад.

Однако будут день и час, когда возвестит гудок
Пришествие чуда в затерянный, позабывший себя городок,
Мир обретет цвета, заблестят глаза правотой -
Когда-нибудь. И Бонд уходит, бросив бармену золотой.
カメレオン

Latvijas lauva

Набрел в сборнике латышских сказок на историю про местного лесоруба, который обхитрил и начисто обстриг большого льва, встреченного в самой обычной латышской чаще.

Задумался, откуда в латвийских лесах брались львы, встречавшиеся местным дровосекам-межстрадниексам.

Конечно, упоминание сивухи и пива в этой сказке могло бы объяснить многое, но мы не ищем легких путей.
道

За пивом, за пивом, ца-ца

Все-таки вот китайцы очень верно подобрали иеры для пива. По-ихнему это будет пицзю (píjiǔ), 啤酒, где 酒 - это собсно алкоголь (японское сакэ - тоже 酒), а 啤 - это "рот" (квадратик слева) плюс иер 卑 - "вульгарный, чернь, плебеи". Короче, то, что льют себе в рот дабы-вонючие-мужики.

Умная программа "Вэньлинь" говорит, что 卑 - фонетик, и, наверное, это и правда так (хотя от "бэй" первым тоном до "пи" вторым путь далек лежит), но и по смыслу очизящно.

В японском вот иера 啤 нет, а 卑, конечно, есть. Это, например, иерооснова слова "иясий" со всем спектром нехорошести, откуда пошло грамматически чудесное слово "иясикарану" - "пристойный". Также я вижу прекрасное 尊卑, "сомпи" (кит. "цзуньбэй"), "верхи и низы", и всякие в-четыре-иера полезные выражения:

官尊民卑 (кансоммимпи) = "власть блаародна, народ низок";
男尊女卑 (дансондзёхи) = "мужики блаародны, бабы низки";
女尊男卑 (дзёсондампи) = "бабы блаародны, мужики низки".

А японское пиво будет либо банально калькированное "би:ру" (биру beer!), либо образцово-сельскохозяйственное 麦酒 (бакусю, бииру) - ячменное сакэ. Без оскорблений трудящих. А то понимаешь.
道

Печальная история человека-трамплина

Товарищ, когда тебя захлестнет волна тяжелого сплина,
вспомни лучше про человека-трамплина,
от которого все отталкивались, чтобы понять на деле,
чего эти все от жизни хотели.
Человек-трамплин был всегда один по свойству натуры
(он быстро понял, что все - не дуры)
и грустил, наблюдая очередной красивый полет, но
думал, что это ведь и почетно:
да, паруса неизменно черны, бесплодны любви усилья,
зато кто-то там ощущает крылья,
обретает цель, летит себе к намеченному сугробу -
и счастлив, кажись, до гроба.
Товарищ, вместо того, чтобы страдать красиво,
задумайся об обреченности нарратива,
а лучше вали на кухню и хряпни в сердцах водки,
чтобы печаль не застревала в глотке.
Вспомни тех, кому лично ты послужил трамплином -
и кто был тебе трамплином.
Иди погуляй - на улице, вишь, дрянная погода:
это лично с тобой здоровается природа.
兎

В моей голове который год республиканцы, сплошное виски и танцы (с)

У группы "Сплин" есть песня "Прочь из моей головы" - прекрасная, но непонятная. Лирический герой гонит из своей головы некую девушку. Вали, мол, из моей головы и с собой забери о тебе мои мысли.

Я на четвертом десятке лет осознал, что есть на свете люди, и их немало, считающие, что кто-то может залезть к ним в голову. И, главное, залезшие при этом считаются виноватыми. В реале виноватыми.

Звучит абсурдно, но я часто это читаю в блогах и не только. "Залезут в голову и - сапогами, сапогами". Что?..

Нет, я понимаю, о чем это. И я понимаю, что с беда с самоконтролем у людей. Но с самоконтролем - с ним как с чувством юмора: если у тебя нет чувства юмора, у тебя должно быть хотя бы чувство, что у тебя его нет. Видимо, если такого чувства отсутствия самоконтроля нет, получается как раз вот это. Голова типа моя, но когда в ней начинает происходить что-то, что мне не нравится, виноват Петр Иваныч.

Поэтому мне милее песня группы "Немного Нервно" "Колыбельная 340": "В моей голове гуляют радиоволны, магнитные бури, звездные войны, и все поголовно спят спокойно". Это верное описание процесса. Очень верное.
道

Очень хороший год для вина

Дни пошли такие жуткие, что я не успеваю даже писать в ЖЖ. Это насколько же (далее нрзб) Но поскольку это все-таки полуинтеллектуальное дзуйхицу (а я полуинтеллектуал, как герой "Тетушки Хулии и писаки", если кто не помнит), напишу-ка про Германию.

В сентябре мне случилось четыре дня поездить по сельской Германии - в области Мозеля и Рейна, по виноградарским хозяйствам. Это во всех смыслах абсолютно незнакомые места для меня, я там не был, боюсь, ни в одной прошлой жизни. Но с этими местами - в том числе - связана величайшая и самая страшная загадка ХХ века. Имя этой загадке - Адольф Гитлер. Меня жутко интересует все, что связано с Третьим рейхом, потому что я, извините, антифашист.

И вот я пытался хоть краешком мозга понять, как так вышло, что НСДАП пришла к власти. И почему на Гитлера на фотографиях все смотрят вот такими глазами, от мальчишек до стариков. Я понимаю, что харизма. Я понимаю, что спаситель нации, но - в чем был корень искушения этой самой нации? Мы все понимаем, что (процитирую Муркока) "понадобилось двадцать миллионов полковников Пьятов, чтобы стал возможен Холокост". И все-таки.

Вчера только я прочел в автобиографической книжке Воннегута про его беседу с Гюнтером Грассом, где Грасс на вопрос о самом плохом качестве немцев отвечает "мы послушны". Для меня этот ответ - не окончательный. Но мне легче - я вообще не мыслю нациями, для меня это гранфаллоны, ложное единство. Дело ведь не в немцах как таковых. Но мне показалось, что я понял, откуда эти Пьяты взялись. Понял я это в одной деревне (по немецким меркам) на Мозеле, в тихом ресторанчике, где нас кормили вот такими вот шницелями (в Германии в порцию кладут ДВА шницеля, так что мы не доедали).

Рядом со мной сидел потомственный винодел, владелец небольшого, но старинного виноградника. Отличный мужик. Я без иронии. Белокурая бестия, два метра ростом, лет сорок пять, энолог с высшим образованием, сам чистит фильтр до сих пор. Жена и трое детей, все девочки. Вино делает экологическое, виноград растит без химии. Это принцип у него: "Я сказал отцу - либо так, либо никак". Пацифист. Служил не в армии, а на альтернативной службе (в ФРГ еще, кажется), ухаживал за инвалидами. Говорит: "Я точно знаю, куда пойду, если все потеряю. На социальную службу пойду! Там прекрасно!" Не патриот. "После войны, - говорит, - быть патриотом Германии было как-то странно. И до сих пор так как-то". Слово "война" в этой стране имеет только одно значение. Вторая мировая.

Вот так разговор и зашел о войне. Неизбежно. Вопрос задал не я, кстати. Вопрос был о том, бомбили их или нет. Город Трир неподалеку бомбили страшно - английская авиация; уничтожили сорок процентов домов, включая, по иронии судьбы, синагогу. Подозреваю, что англичане бомбили Трир, потому что там был пункт перегонки английских военнопленных.

- Ну, - сказал винодел, - я расспрашивал деда, но его поколение не любило говорить про войну. Что и понятно. Я знаю, что наш регион почти не пострадал. Его не бомбили, нет. Он почти не пострадал... Только в конце войны сюда пришли французы. Но нам повезло. Французы ведь любят хорошее вино. Они относились к местным жителям хорошо.

Он помолчал немного (в окне - сплошняком плантации рислинга, мюллер-тургау и прочего) и сказал:

- Что я знаю о войне... Я знаю, что сорок второй был очень хороший год для вина. Сорок третий и сорок четвертый были хорошими годами для вина. Сорок пятый был плохой год для вина. Вот так...

И над столом на несколько секунд повисло полное молчание.

Собственно, это и есть ключ. Это и есть разгадка, как мне кажется. "Сорок второй был очень хороший год для вина".

У нас - у ЛЮБОГО из нас - даты 1941, 1942, 1943, 1944 и 1945 ассоциируются только с одним событием. Остальное все меркнет и блекнет. Мне очень сложно понять, что такое "1942 - очень хороший год для вина".

Но я могу постараться.

И тогда я увижу вот что. Я увижу сообщество неплохих людей, которое кажется бесконечно традиционным, консервативным и устойчивым - вряд ли слишком ксенофобское, кстати, хотя чужаков здесь привечают скорее в качестве батраков; сообщество, в котором виноделы прослеживают свои корни на пять-шесть веков; сообщество, где все эти века ели, едят и будут есть два шницеля на обед, запивая их Spätlese. И вот это всё - неочевидная ахиллесова пята этого сообщества. Оно ведь на самом деле чрезвычайно хрупко. Оно может выдержать встряски в пределах хороших и плохих лет для вина. Не более.

Глобализуйте это сообщество в пределах одной страны. Свяжите его прочными нитями с городами и заводами. Сделайте его зависимым от единой германской экономики. А потом ударьте по нему Великой депрессией, усугубленной последствиями Первой мировой. Задайте этим виноделам встряску, которой они еще не переживали.

Нет ничего хрупче традиционного социума. И, соответственно, ничего опаснее. Гитлеру не надо было делать ничего вообще. Приходи и бери все население. Голыми руками. Все, чего они хотели, - вернуться в уютный коридорчик плохих и хороших лет для вина. И это их желание оказалось посильнее всего остального.

Наверное, я сказал что-то банальное. Но для меня это был важный урок. Я вряд ли забуду когда-нибудь, что сорок второй год был очень хорошим годом для вина.
キョン

"Очищение"

Посмотрели финский фильм про эстонскую историю "Очищение" по роману финки Софи Оксанен.

Ключевая сцена фильма имеет место где-то в 1946-1948 годах (после войны, но до второй депортации) в эстонской провинции. Героиню Алийде вызывают в сталинскую тайную полицию, где курящий следователь-эстонец говорит ей: "Ваша сестра - враг народа. Каково ваше отношение к сестре?" Алийде по внутренним причинам, в которые я тут вдаваться не буду, совершает предательство и говорит: "Тогда у меня больше нет сестры". "Очень хорошо, - говорит следователь. - Теперь между нами установилось некоторое доверие. Надо его укрепить. Пойдемте".

Collapse )

Я никогда не слышал о том, чтобы сталинская тайная полиция практиковала подобные методы - но, может быть, я чего-то не знаю. Есть на эту тему воспоминания? Чтобы вот "1984"-й в особо садистском варианте, да еще и в отношении рядового человека, просто ради того, чтобы он сломался и себя запятнал таким вот образом?

Про степень погруженности писателя Софи Оксанен в материал можно судить по имени главного русского злодея - Паша Александрович (в русских титрах стыдливо переименован в Павла).

Буду лечиться "Доктором Ху", а то невозможно же.