Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

道

Мэрион Бернстайн "Сон"

[Мэрион Бернстайн (1846-1906) – дочь немецкого еврея, эмигрировавшего в Лондон, и англиканской матери. Отец рано прогорел и умер, когда Мэрион было 15 лет; мать перевезла семью в Глазго. Мэрион страшно болела (непонятно, чем) и много лет провела прикованной к кровати. В Глазго она подрабатывала уроками игры на фортепиано – и сочиняла стихи, которые публиковала тут и там, издала даже ровно один сборник, "Раздумья Миррен" (Миррен как зеркало Мэрион, Mirren like Marion's mirror, сказал бы я). В эдаких условиях – жуткая честная бедность с одной стороны, обещания прогресса с другой – сложно было не стать феминисткой. Вот она и вошла в историю как викторианская шотландская феминистка, и стихи ее не так давно собрали в одну книжку и издали наконец-то. И то хорошо.]

Мне приснилось, что девятнадцатый век
Весь сошел, исчез без следа,
А на место его заступил новый день,
Лучезарный, будто звезда.

Стало Право Женщины крепче, чем сталь,
Осознал мужчина, что он
Очень долго собственной бабке внушал
Ей совсем не нужный закон.

Часто женщина здесь главнее мужчин,
Подчиняется ей Кабинет,
И в Палате Общин дам втрое больше,
А лордов попросту нет!

И леди в парламенте, как полагается
Управляя делами страны,
Постановили "поддерживать мир",
Чтоб заглохла наука войны.

Здесь муж давно перестал бить жену,
Ибо сказано женщиной: тот,
Кто поднимет руку свою на супругу,
Отправится на эшафот.

Больше нет докторов обоих полов:
Исцелять себя и других
Учат школы детей так же, как читать,
Различая прозу и стих.

Больше нет юристов, ведь школьник любой
Весь законов выучил свод;
Но есть женщины-судьи, и правда теперь –
Всякой тяжбы желанный исход.

Здесь все церкви мира однажды сошлись,
И великий собор изрек:
Заблуждений искренних хуже всегда
Фальшь в словах и в делах порок.

Тут почуяла я: здесь какой-то подвох –
Слишком эта идея странна!
Распахнулись глаза, и виденье ушло,
И не стало безумного сна.

Collapse )
兎

Яберь

В Христиании утро, в Исламии вечер,
а у нас циферблат, пожелтев, опадает,
и ведут бесконечно ученые речи
в лабиринтах ветвей мудрецы-попугаи,
и одни говорят, что уже полшестого,
и вторые твердят: без пятнадцати восемь,
ну а третьи, согласно ученью Толстого,
покоряются року и падают оземь.

В Татхагатске зима, в Иеговичах лето,
а у нас, как всегда, холодрыга да яберь,
deus ludens роняет дождинки-стилеты
на безрыбье, где мечется злой homo faber,
потому что голодный, усталый, зашился
на пяти на работах, и жизнь так сурова:
под шарманку мычишь, забываешь про числа,
ходишь в ад босиком по ученью Толстого.

Смутный яберь пришел и накрыл нашу сцену;
в наших репликах нет ни единого Слова;
нам за Бога такую назначили цену,
что недолго пропасть без ученья Толстого,
но расправятся крылья в фатальном паденье,
и в аду босиком под шарманку небольно,
и узнается свет по сравнению с тенью,
как узнается рай по сравнению с ролью.
カメレオン

Рыба Кунь атакует вновь

"Рыба Кунь 2". Тартуский университет выпустил первый учебник китайского языка на основе эстонского. Чжунвэнь, хийна кеэль, все дела. Авторы - Гао Цзин-и и Мярт Ляэнеметс.

Учебник, насколько я понимаю в учебниках, неплохой. Вводится 670 иероглифов и базовая грамматика путунхуа. В части фонетики дается даже эстонская транскрипция - своеобразная (ying = iiõng, yong = üuung), но это вопрос привычки; жаль только, что нет собственно записей уроков - без них использовать учебник как самоучитель вряд ли возможно. Зато есть таблица, сопоставляющая "примерное эстонское звучание" с пиньинем (ханьюй-пиньиньем), тунъюном (тунъюн-пиньинем), Уэйдом - Джайлзом и даже Палладием, что очень приятно удивляет. Все китайские фразы дублируются упрощенным и традиционным написанием. В уроках есть разделы "Культура" и всякие прибамбасы.

Но! Гао Цзин-и - тот самый автор теории о родстве эстонского и китайского языков, который в статье в Linguistica Uralica сравнил эстонское слово kala "рыба" с китайским "кунь", якобы означающим рыбу (на деле это редчайший иероглиф 鯤, обозначавший мифическую рыбину; просто рыба - "юй", 魚) и в том числе на таких основаниях доказывает, что эстонский и китайский имеют какие-то общие корни. Подробнее см. знаменитую статью "Рыба Кунь, птица Пэн и китайско-эстонская хуэнь", которой как раз исполняется год.

Так вот, Гао на правах, очевидно, соавтора учебника сумел-таки протащить свою теорию на его страницы.

В конце каждого урока есть раздел "Сравнение происхождения слов" (Sõnade päritolu võrdlemine), расширяющая и без того дивную теорию Гао неимоверно. Читателю предлагаются схожие по звучанию и значению "основы" на китайском (мандаринское, кантонское, тайваньское произношение), эстонском, финском, мордовском (эрзянском?), мансийском, ненецком, марийском, удмуртском, коми и так далее. Проще говоря, Гао замахивается уже не только на финно-угорскую, но и на самодийскую ветвь уральской семьи, явно расширяя ареал уральской прародины от Балтийского моря до Южно-Китайского.

Понятно, что легко и просто сравнить эст. MÜÜ- (основа "продавать") и кит. MAI4 (賣) - и забить при этом на то, что уральские языки, на секунду, агглютинативные с элементами флективности, а китайский - аналитический, если не сказать изолирующий, и вместе им не сойтись, и много еще на что забить.

При этом Гао в каждом случае берет только те языки, где параллель находится, и не брезгует притягиванием за уши. Пичкать его теорией читателя начинают с первого же урока, где ничтоже сумняшеся сравниваются мандаринская основа TA1 ("он", "она", "оно", "другой") и "эстонская основа" TA ("он", "она"). Но, во-первых, с какого перепугу TA в эстонском - "основа", когда это сокращение от tema? А во-вторых, когда дело доходит до финского, вместо hän ("он", "она") берется, само собой, указательное местоимение tämä. И я даже не сомневаюсь, что финское tämä и эстонское tema этимологически связаны. Но при чем тут китайский, где 他, судя по реконструкциям, всегда было примерно tʰɑ?

Тут, понятно, появляется богатая почва для сравнений. 牠 и финское tuo, например. Только успевай статьи писать.

Комментарии тоже поражают. "При изучении китайского полезно и интересно знать, что в мандаринском китайском и эстонском есть известное число основ, которые по звучанию и значению очень похожи или даже одинаковы. Один из авторов этой книги, Гао Цзин-и, во многих своих напечатанных исследовательских работах представил ряд общих этимологий и их фонетических соответствий известных основ в уральских языках и китайских диалектах. Такое соответствие не может быть случайным, общее происхождение этих основ, видимо, простирается (paistab ulatuvat) в далекое прошлое. В то же время китайско-уральские сравнения нельзя принимать за абсолютные".

Еще бы они написали, что можно, блинский блин.

Но вот кому это все может быть "полезно и интересно", а? Кроме автора бредовой теории. Разве что для мнемонического запоминания.

Соответствия (я ограничусь китайским и эстонским, извините, ибо сил нет) дальше такие:

nǚ (女, женщина) и nai- (naine, женщина)
shí (食, еда) и söö- (sööma, питаться)
jiǎo (脚, нога) и jalg (нога)
qù (去, уходить) и käi- (käima, ходить)
mài (賣, продавать) и müü- (müüma, продавать)
dōng (冬, зима) и talv (зима)
gēn (跟/根, пятка/корень) и kand/känd (пятка/пень)
gēng (耕, пахать) и künd- (kündma, пахать)
shēng (生) и sündi- (sündima, родиться)

Хорошо хоть, до рыбы Кунь дело не дошло. Но перспективы у этого метода, само собой, богатые. Благо китайский язык большой, а слогов в нем (без тонов если брать) всего четыреста с гаком, и отыскать среди десятков и сотен тысяч слов множество весьма и весьма приблизительных, типа "дун - тальв", соответствий - легче легкого.

Не знаю, как на эдакую научную авантюру решился соавтор учебника Мярт Ляэнеметс. А вот как на нее решился Тартуский университет в целом? Не боится Тартуский университет ославиться на научный мир, а?
道

Духовные скрепы: Лев Толстой и права геев

Читаю "Lingua Tertii Imperii", дошел до:

Нацистские газеты славили патриотический поступок честных студентов, которые «пресекли научно закрученную деятельность Института сексологических исследований профессора Магнуса Гиршфельда»...

Полез искать Магнуса Хиршфельда. Это был такой германский сексолог, ратовавший в том числе за отмену "параграфа 175" - статьи прусского УК, по которой действия сексуального характера между лицами мужского пола (как и в Британской империи, лица женского пола не рассматривались вообще) наказывались тюрьмой, а то и лишением гражданских прав. В 1897 году Хиршфельд стал собирать подписи под требованием отменить этот параграф.

Вики пишет (я читаю французскую, извините), что среди подписантов были Альберт Эйнштейн, Герман Гессе, Томас Манн, Стефан Цвейг, Райнер Мария Рильке, Эмиль Золя и - внезапно - граф Лев Николаевич Толстой.

Выводы пусть каждый сделает сам.
道

Советские Тьюринги

Не, я, конечно, читал сейчас про Тьюринга, а все пишущие про Тьюринга напирают на его гейство сильнее, чем на его математику (что несправедливо, как мне кажется), но искать полез что-то математическое, word problem буквально, а наткнулся на статью с дивным, дивным названием "Пощечина Колмогорова Лузину", и полез в Вики. Ну и понеслась:

На отборочной комиссии отделения физико-математических наук Лузин выступил, нарушая предыдущие договоренности с речью: «Первый кандидат, важный для приложений — Петровский. Александров с ним сравниться не может». Далее, согласно мемуарам Сергея Новикова, после выборов Колмогоров подошел к Лузину и сказал: «Вы поступили непорядочно». Лузин ему ответил: «Я не могу терпеть оскорбления от женщины». Сергей Новиков упоминает, что об этом ему рассказал Людвиг Фаддеев, со слов его отца, Д. К. Фаддеева. После слов Лузина Колмогоров потерял контроль над собой, завизжал и дал Лузину пощечину.

Некоторые авторы предполагают гомосексуальность Колмогорова и пишут о его многолетних отношениях с академиком Павлом Сергеевичем Александровым.

Несмотря на то, что П. С. Александров был учеником Н. Н. Лузина и одним из членов Лузитании, во время травли Лузина (знаменитое дело Лузина) Александров выступил одним из активнейших его преследователей. В те годы попадание под сталинские репрессии практически гарантировало человеку лишение всех прав, а то и жизни. Лузин чудом избежал лагерей и даже остался членом Академии. Отношения между Лузиным и Александровым до конца жизни Лузина оставались очень натянутыми, и Александров стал академиком только после смерти Лузина.

Какой сюжет! Тут же всё, вот просто всё внутри. И сталинизм, и гомосексуализм, и отношения учителей-учеников - математическое "Табу" какое-то. Ну и где наши биографии и романы об этом обо всем? Где наш фильм "Игра в имитацию" с местным Бенедиктом Камбербэтчем в роли Колмогорова?

Чисто с литературной точки зрения - непаханное поле. Стыдно, товарищи писатели!
道

Гильберт и Гёдель

Дэвид Ливитт в книжке про Тьюринга пишет, что Курт Гёдель впервые объявил о своих достижениях на ниве неполноты в Кёнигсберге за день до того, как там же Давида Гильберта сделали почетным гражданином города, после чего Гильберт произнес по радио речь, в которой выразил надежду вскорости создать для прочих наук крепкий математический стержень (а также помянул добрым словом Пуанкаре и Канта и недобрым - Льва Толстого). "Wir müssen wissen, wir werden wissen". Это значит - 7 и 8 сентября 1930 года соответственно.

Все это тем более печально, что уже через несколько лет начнется эра арийской математики Бибербаха, Гильберт скажет Гиммлеру (? не помню; нет, Бернхарду Русту, вот кому), что после того, как из Гёттингена выгнали всех евреев, математики там не осталось вовсе, потом будет ужас и кошмар, на похороны Гильберта в 1943 году придет десять человек, Гёдель в это время будет уже в Америке, где начнет сходить с ума, и никто из них не выйдет оттуда живым.

Математика разовьет информатику, информатика подарит золотому миллиарду по пять гаджетов на братосестру, и девицам, резво просматривающим в автобусах и метро последние фотожабы, начхать будет на Гильберта и на Гёделя. И на теорему о неполноте тож. Разве что в плане похудеть.
道

Рыба Кунь, птица Пэн и китайско-эстонская хуэнь

[В преддверии выпуска новостей от радио "Малабар" - текст об одном эстонско-китайском, кхм, околонаучном казусе.]

В середине декабря газета Eesti Päevaleht порадовала своих читателей сообщением о том, что у эстонской речи внезапно объявился богатый родственник: «У эстонского и китайского языков – общие корни, открытие подтверждают рифмы»!

Позвольте представить автора открытия: Гао Цзин-и, китаец, учившийся в Тартуском университете, доктор наук (Ph.D. за работу об обозначении цвета в китайском языке, научный руководитель – Урмас Сутроп). Среди прочего д-р Гао установил, что в эстонском рифмуются слова ala, kala, pala, palav, sala, vala (местность, рыба, кусок, жаркий, втайне, налей), а в китайском рифмуются их «соответствия»: юнь (произносится примерно «юэнь»), кунь (куэнь), фэнь, фэнь (это другое слово), сунь (суэнь), хунь (хуэнь). Я опустил значки, обозначающие четыре тона, играющие в китайском важную роль, – по поводу тонов д-р Гао не заморачивается, и я не буду. Статья об «открытии» опубликована в журнале Linguistica Uralica, издаваемом эстонской Академией наук. Есть ли в редколлегии этого издания китаисты – вопрос открытый.

Плутая в чаще слов

Для начала скажу, что я ни разу не филолог и разбираюсь в китайском так себе, но найти слово по иероглифу могу. Благо, сегодня нам доступны электронные словари, например, программа Wenlin («Чаща слов»). Так вот, оказывается, что д-р Гао говорит очень странные вещи.

Перечисленные слова взяты из мандаринского (северного) диалекта китайского языка. Всякий, кто изучал путунхуа – «официальный китайский», основанный как раз на северном диалекте, – знает, что «рыба» читается «юй», а не «кунь». Но что же такое кунь? В Linguistica Uralica это слово расшифровано как «большая рыба (устар.)». К счастью, там приведен иероглиф, который всё объясняет. Речь об особой исполинской мифической рыбе, с описания которой начинается древний трактат «Чжуан-цзы»: «В Северном океане обитает рыба, зовут ее Кунь. Рыба эта так велика, что в длину достигает неведомо сколько ли. Она может обернуться птицей, и ту птицу зовут Пэн… Поднатужившись, взмывает она ввысь, и ее огромные крылья застилают небосклон».

Согласитесь, это не совсем то существо, которое тут принято называть kala. Впрочем, я готов признать рыбу Кунь родственником местной кильки, если д-р Гао заодно приплетет сюда окуня и тем докажет родство русского языка с китайским. Согласитесь, окунь имеет куда больше прав на родство с рыбой Кунь – одна буква не в счет!

Collapse )
道

Эсквайр Шрёдингера

Теперь я могу представляться так: "Николай Караев, враг русского народа по версии Сергея Лукьяненко и эстонский ватник по версии Ольги Чигиринской, эсквайр".

Отменные рекомендации, не правда ли?

Горжусь козлом (с)