Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

道

Чему учит нас история

Коллега Андрес Реймер пишет (эст.), что Путину нужны два союзника - нефть и газ. И что на улицах больших городов РФ "санкциями и не пахнет". Санкции такие санкции.

Я в свое время жутко удивился, узнав о кризисе западной экономики первой половины 1970-х. Отмена золотого стандарта, крах Бреттон-Вудса, нефтяной кризис 1973-го, стагфляция (безработица и инфляция в одном флаконе), все дела. В старой доброй Англии вдобавок забастовали шахтеры, и власти ввели по этому поводу трехдневную рабочую неделю, чтобы сэкономить электричество; телевизоры отключались в 22.30, кабмин заседал при свечах. Капитализму наступал, так сказать, пц. (Из которого он выкарабкался, чтобы попасть в другой, более долговременный пц, из которого мы выкарабкиваемся сейчас.)

Что происходило в Советском Союзе? Я тогда еще не родился, но никто из опрошенных мной старших родственников, друзей и коллег не помнит вообще ничего, что могло бы навести на мысль о кризисе. Ну, дифсит - так он и раньше был дифсит. В остальном - как обычно: быт, застой, тоска.

Потому что нефть, которой СССР держал на плаву и себя, и весь соцлагерь.

А если санкциям удастся сделать то, что не удавалось все эти годы никому, - заставить РФ развивать производство, в том числе высокотехнологичное, - это будет песня. Тут вопрос менеджмента выходит на первый план. Но когда страна мобилизуется против внешнего врага, чудеса случаются.
キョン

Кривая Лаффера

Although economist Arthur Laffer does not claim to have invented the Laffer curve concept, it was popularized with policymakers following an afternoon meeting with Ford Administration officials Dick Cheney and Donald Rumsfeld in 1974 in which he reportedly sketched the curve on a napkin to illustrate his argument, - сообщает нам Википедия.

И тут Рамсфелд с Чейни. Почему я не удивлен тому, что два идиота недалеких политика купились на гауссиану даже - на простейшую параболу, которая отчего-то доказывала, что если налоги снизить, поступления от них повысятся? Это, блинский блин, в 1974 году. Это, блинский блин, при росте безработицы и стагфляции. Рождение рейганомики и тэтчеризма, от которых все приличные люди плюются до сих пор.

Вот она, легендарная салфетка:



Кривая Хальдуна-Лаффера. Да ибн Хальдун, небось, пропеллером вертелся в своем мусульманском гробу, или ковре, или как его там похоронили. Потому что умница ибн Хальдун, сидючи в своих алжирских песках, кроме минимизации налогов завещал еще и чисто кейнсианские меры в виде общественных работ для стимуляции экономики. Между тем ровно в 1970-е монетаристы сбросили Кейнса с парохода современности. Зато теперь каждая праволиберальная правительственная харя, получающая зарплату в шесть-десять раз выше средней, считает своим долгом заявить, что и налоги повышать нельзя, и "вмешиваться в экономику" нельзя. И не делает вообще ничего. А потом, когда экономика стабильно и со свистом падает, а народ массово прет за границу, эту харю фиг привлечешь к ответственности - ровно как Рамсфелда с его вторжением в Ирак.

Знал бы, как призвать Кейнса на их головы, - ей-богу, призвал бы. Извините. Доброй ночи.
道

Моржуа и Сандуны (с)

Я, кстати, думаю, что именно таким и будет следующий век - ну или значительная его часть: разбегающимся. Поскольку национальные идеи, увы, никуда не делись, множество народов, доселе не успевших обзавестись самостоятельностью и понятием о greater fatherland, будут срочно ими обзаводиться. Под словом "народ" тут надо понимать политиков, желающих власти и поддерживаемых противниками других политиков, которые до власти уже дорвались - со скверными результатами. Для таких (рвущихся к) политиков самая верная карта - независимость от всех. И шладкое шлово "швобода" на уштах.

Подзуживаться все это будет экономическим пиздецом, который в условиях нынешнего капитализма неизбежен, а в условиях размежевания неимоверно расширится и углубится - ясно же, что мелкая страна по чисто инфраструктурным причинам куда уязвимее крупной, да и подкормка госаппарата дороже, и омут мутнее. Еще один фактор - глобализация информационного пространства: каналам новостей есть что показывать, а мы тут думаем, чем мы хуже площадей Таксим и Тахрир, а каналам новостей опять есть что показывать и так далее.

Если прибавить развитие инфотехнологий, лет через дцать все это выльется в окончательный фарс и цирк под стать тому, что описал Пелевин в "Снаффе". Танцуют все. И империи с манией тотального контроля, и народы с манией тотальной независимости.
道

Экономика и буддизм

Кстати, если я правильно понимаю кейнсианство - не экономический уровень теории, кейсианский крест и прочее, а ее суть, - это учение вовсе не о том, что надо увеличивать государственные расходы во время кризиса. И даже не о том, что в кризис государство должно вмешиваться в экономику. Это всего лишь следствия.

Кейнсианство о том, что надо спасать людей. Любыми доступными экономическими средствами. Отсюда и знаменитое замечание про "в долгосрочной перспективе мы все мертвы". Оно очень точно показывает, за что Кейнс стоит. За людей - раз (отсюда борьба с безработицей как основная цель). И за своевременное краткосрочное реагирование - два.

Не знаю, насколько уместны такие сравнения, но мне кажется, что монетаризм - это такая хинаяна: иногда кого-то спасает, но для всех непригодна по определению. (Сейчас, правда, праволиберальный дискурс похож на современную же гламурную ваджраяну: улыбки, простое человеческое щасте, есть-молиться-любить, розовая сытость и мощные финансовые потоки.) В то время как кейнсианство - это дзэн. Дзэн ведь тоже не о средствах и не о цели. Он о спасении любыми эффективными средствами.
道

Любовь во время апокалипсиса

Ощущаю себя внутри романа Стива Эриксона "Дни между станциями". С утра, оказывается, мир трясет. Оказывается, упало всё, что могло упасть, включая цены на нефть (привет, российский бюджет!). И если судить по биржам, Запад опять в болоте 2008 года примерно. А мы тут думаем совсем о другом.
道

Про письмо иероглифами

Пишу популярный текст про японский язык, про то, с каких сторон он простой (грамматика, малое число исключений), с каких сложный (иероглифы, чтение слов) - и тут во френдленте Сергей Лукьяненко шутит про Азию:

"Многие удивляются тому непрерывному экономическому росту, который сопуствует Китаю, Японии, Южной Корее. Казалось бы - маленький Тайвань, где нет полезных ископаемых, обязан прозябать... Ан нет! (...) Про Японию и не говорю. Атомные бомбардировки, невеликая территория, поражение в войне, общенациональное унижение, оккупация... Ну и что в итоге?

В чем дело, а? (...) Не только. Еще и письмо иероглифами...

На протяжении веков грамотность в мире была уделом немногих. (...) Иероглифическое письмо - вот основа экономического чуда и стабильности этих стран! Признаем честно, ведь умение читать и писать - вовсе не обязательно для человека. Напротив, многие знания - многие печали. Информацию и развлечение прекрасно поставляет радио и телевидение. Невозможность прожигать время в чатах и блогах заставляет людей работать и размножаться. Чтение и письмо становится занятием УМНЫХ, тех, кому это действительно надо, кто сумел выучить иероглифы, прогрызть гранит науки. Остальные спокойно водят такси, метут улицы, собирают компьютеры и служат в армии, зная лишь необходимую в быту сотню-другую иероглифов. И они счастливы!"


Ага. Особенно в Японии с ее "сикидзирицу", мерой грамотности в 99,8 процентов. На Тайване, где, как я понимаю, иероглифов надо знать поболе и они более сложные в плане начертания, уровень грамотности - 96,1 процент. Появление текст-процессоров, конечно, все несколько меняет. И тем не менее :)
道

Друг прислал ссылку

http://community.livejournal.com/carians/99734.html

Как человек с экономическим образованием и прагматик - согласен почти со всем, что там написано. Эстония, когда перестанет течь нефть, тоже почувствует себя нехорошо: транзит дает, кажется, 4-6 процентов нашего ВВП, а альтернативных источников энергии тут, по-моему, разве что ветряки вдоль дорог.

Дело, впрочем, даже не в этом. Просто, мне кажется, действительно важно понять, как вести себя (не говорю - что делать) сейчас и потом, чтобы не пережить однажды вкупе с внешним Апокалипсисом куда более опустошительный внутренний.
道

Проблема культурного подражания

Я над ней тоже задумывался, только с другой стороны и чуть в другом ракурсе. Какое-то время мне казалось, что в поведении японцев есть некая нарочитость, искусственность. Я стал анализировать свои ощущения и понял, что реагирую на внешние факторы - мимика, жесты, даже стиль ношения одежды. Если все это обобщенно назвать системой знаков, то дело, видимо, в том, что лет сто-двести назад Япония переняла эту семиотическую систему у "Запада", скопировала ее, по пути, разумеется, исказив, и в таком искаженном виде эта система бытует. Все это здорово заметно, кстати, в том же анимэ, когда американцы или русские похожи примерно так же на реальность, как мистер Джон Ланкастер Пек из песни Высоцкого - на Кима Филби, а Гойко Митич - на вождя семинолов. "Наши играют французскую жизнь", "даже у лошадей наши морды" и так далее. Собственно, вся "глобализация", которой так страшатся почвенники, - это не более чем каскад подражаний и заимствований этой самой системы знаков, но не смыслов.

Это важно: смыслы, будучи вложенными в различные семиотические системы, могут выглядеть по-разному, подобно тому, как одно и то же понятие обозначается в разных языках разными словами, как характеристики геометрических объектов зависят от размерности и прочих характеристик пространства, в которое они вложены, но они не теряются, поскольку вся внешняя "культура", вся этнография и "национальный менталитет" - внешние реакции, исходящие из одних и тех же движений души. Система знаков, через которые мы общаемся, не имеет отношения к мотивации, душе и личности, она не влияет на поведение, но, конечно, первой бросается в глаза. Будучи некогда перенятой в искажении и до какой-то степени перенимаемая искаженно до сих пор, она при этом абсолютно естественна для, скажем, японцев так же, как лет двести-триста назад стала естественной для русских аристократов искаженная (я полагаю) семиотическая система западного, прежде всего французского обхождения.

Я, однако, думаю, что и слепок с собственной культуры для каждого из нас - тоже не более чем копия. Она, разумеется, точнее, чем копия заведомого иноземца хотя бы в силу привычки: я никогда не смогу перенять японскую семиотическую систему так же хорошо, как перенял русскую (собственно, я к этому и не стремлюсь). Но процесс беспрестанного копирования все равно вносит искажения, только в случае с "национальными культурами" их принято считать естественным развитием.